• Приглашаем посетить наш сайт
    Орловка (orlovka.niv.ru)
  • Cлово "ИДТИ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ШЕЛ, ШЛИ, ИДИ, ИДЕТ

    1. Минин и Пожарский. Акт 3
    Входимость: 23.
    2. Записки на манжетах
    Входимость: 21.
    3. Под пятой (дневник 1923-1925)
    Входимость: 21.
    4. Адам и Ева. Действие 4
    Входимость: 17.
    5. Записки юного врача. Морфий
    Входимость: 15.
    6. Ханский огонь
    Входимость: 13.
    7. Золотистый город
    Входимость: 13.
    8. Бег. Действие 4
    Входимость: 13.
    9. Тайному другу
    Входимость: 13.
    10. Блаженство (сон инженера Рейна). 1-я редакция
    Входимость: 13.
    11. Мастер и Маргарита. Глава 13
    Входимость: 13.
    12. Театральный роман. Глава 9
    Входимость: 12.
    13. Белая гвардия. Глава 6
    Входимость: 12.
    14. Черное море
    Входимость: 12.
    15. Белая гвардия. Глава 16
    Входимость: 11.
    16. Белая гвардия. Глава 2
    Входимость: 11.
    17. Батум. Действие 3
    Входимость: 11.
    18. Зойкина квартира
    Входимость: 11.
    19. Мастер и Маргарита. Эпилог
    Входимость: 10.
    20. Псалом
    Входимость: 10.
    21. Батум. Действие 2
    Входимость: 10.
    22. Адам и Ева
    Входимость: 10.
    23. Булгаковская энциклопедия (краткая). ВЕЛИКИЙ БАЛ У САТАНЫ
    Входимость: 9.
    24. Мастер и Маргарита. Глава 26
    Входимость: 9.
    25. Мастер и Маргарита. Глава 16
    Входимость: 9.
    26. Белая гвардия. Глава 5
    Входимость: 9.
    27. Луч жизни
    Входимость: 9.
    28. Копыто инженера
    Входимость: 9.
    29. Белая гвардия. Глава 11
    Входимость: 8.
    30. Белая гвардия. Глава 15
    Входимость: 8.
    31. Часы жизни и смерти
    Входимость: 8.
    32. Александр Пушкин. Вариант: сентябрь 1935
    Входимость: 8.
    33. Зойкина квартира. Акт второй
    Входимость: 8.
    34. Кабала святош (Мольер). Вариант 2. Действие 4
    Входимость: 7.
    35. Александр Пушкин. Вариант: август 1935. Действие 4
    Входимость: 7.
    36. Театральный роман. Глава 11
    Входимость: 7.
    37. Булгаковская энциклопедия (краткая). «ЮРИЙ СЛЕЗКИН (СИЛУЭТ)»
    Входимость: 7.
    38. Булгаковская энциклопедия (краткая). СЛАЩЕВ
    Входимость: 7.
    39. Булгаковская энциклопедия (краткая). «РОКОВЫЕ ЯЙЦА»
    Входимость: 7.
    40. Сорок сороков
    Входимость: 7.
    41. Кабала святош (Мольер). Действие 4
    Входимость: 7.
    42. Батум
    Входимость: 7.
    43. Необычайное происшествие, или Ревизор (по Гоголю). Часть 2
    Входимость: 7.
    44. Последние дни (Александр Пушкин). Вариант: 1943 год.
    Входимость: 7.
    45. Бенефис лорда Керзона
    Входимость: 7.
    46. Мастер и Маргарита. Глава 19
    Входимость: 7.
    47. Кабала святош (Мольер). Вариант 2. Действие 2
    Входимость: 6.
    48. Булгаковская энциклопедия (краткая). МЕЙРИНК
    Входимость: 6.
    49. Театральный роман. Глава 15
    Входимость: 6.
    50. Белая гвардия. Глава 3
    Входимость: 6.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Минин и Пожарский. Акт 3
    Входимость: 23. Размер: 8кб.
    Часть текста: Стой! Кто идет? Второй ратный. Сам постой! Кто идет? Первый ратный. Что ты? Аль ошалел? Здравствуй, кум! Второй ратный. Будь здоров! Аль и вас нарядили в заставу? Первый ратный. Нарядили и нас, вот и ходим. Какие вести, брат? Второй ратный. Шут их знает! Толкует народ, что из Нижнего к нам ополченье идет, под Москву собираются, с ляхами биться. Первый ратный. Ишь ты, брешут безлепицу! Второй ратный. Не безлепица, нет! Пробегали гонцы, говорили, идут. Воеводе-то нашему за беду это стало. Вот и дал он наказ засекать им пути, не пущать в Кострому. А народ-то гонцы те смутили! Вот и велено нам, чтоб хватать всех чужих, а схвативши, их в погреб! Первый ратный. Будет пря в Костроме?! Не пришлось бы с своими рубиться? Ладно, там поглядим. А покуда... (Шаги.) Стой! Кто идет? Второй ратный. Стой! Кто идет? Мокеев. Я, бойкий человек, странничек... Второй ратный. Не похож... Мокеев. Никого не обижу я, так уж и вы меня не обижайте!.. Первый ратный. Куда идешь-то? Мокеев. Иду, иду по всей земле светлорусской, во чистые поля, во дремучие леса, в горы крутые, высокие... Иду, иду, распеваю стихи херувимские... Второй ратный. Проходи отсюда к лешему! Мокеев. А это, что ж, колокольня у вас? Первый ратный. А ты сам, что ль, не видишь? Ослеп? Колокольня! Мокеев...
    2. Записки на манжетах
    Входимость: 21. Размер: 69кб.
    Часть текста: как диккенсовский Джингль: - Тэк-с, тэк-с!.. Я так и знал! Возможно, что придется отчалить. Ну, что ж! В Риме у меня шесть тысяч лир. Credito Italiano. Что? Шесть... И, в сущности, я итальянский офицер! Да-с. Finita la comedia! И еще раз свистнув, двинул фуражку на затылок и бросился в дверь, с телеграммой и фельетоном. - Стойте! - завопил я, опомнившись. - Стойте! Какое Credito? Finita?! Что? Катастрофа?! Но он исчез. Хотел выбежать за ним... но внезапно махнул рукой, вяло поморщился и сел на диванчик. Постойте, что же меня мучит? Credito непонятное? Сутолока? Нет, не то... Ах, да. Голова! Второй день болит. Мешает. Голова! И вот тут, сейчас, холодок странный пробежал по спине. А через минуту - наоборот: тело наполнилось сухим теплом, а лоб неприятный, влажный. В висках толчки. Простудился. Проклятый февральский туман! Лишь бы не заболеть... Лишь бы не заболеть!.. Чужое все, но, значит, я привык за полтора месяца. Как хорошо после тумана. Дома. Утес и море в золотой раме. Книги в шкафу. Ковер на тахте шершавый, никак не уляжешься, подушка жесткая, жесткая... Но ни за что не встал бы. Какая лень! Не хочется руки поднять. Вот, полчаса уж думаю, что нужно протянуть ее, взять со стула порошок с аспирином, и все не протяну... - Мишуня, поставьте термометр! - Ах, терпеть не могу!.. Ничего у меня нет... Боже мой, боже мой, бо-о-же мой! Тридцать восемь и девять... да уж не тиф ли, чего доброго? Да нет. Не может быть! Откуда?! А если тиф?! Какой угодно, но только не сейчас! Это было бы ужасно... Пустяки. Мнительность. Простудился, больше ничего. Инфлюэнца. Вот на ночь приму аспирин и завтра встану,...
    3. Под пятой (дневник 1923-1925)
    Входимость: 21. Размер: 83кб.
    Часть текста: жить, не замечая его... не видеть, не слышать! Недавно, в поездке в Москву и Саратов, мне пришлось все видеть воочию и больше я не хотел бы видеть. Я видел, как серые толпы с гиканьем и гнусной руганью бьют стекла в поездах, видел, как бьют людей. Видел разрушенные и обгоревшие дома в Москве... тупые и зверские лица... Видел толпы, которые осаждали подъезды захваченных, запертых банков, голодные хвосты у лавок, затравленных и жалких офицеров, видел газетные листки, где пишут, в сущности, об одном: о крови, которая льется и на юге, и на западе, и на востоке, и о тюрьмах. Все воочию видел и понял окончательно, что произошло. Идет Новый год. Целую тебя крепко. Твой брат Михаил." Таковы финальные строки письма Михаила Булгакова сестре Наде, письма новогоднего по дате - 31 декабря 1917 года -и такого далекого от праздничного - по сути. (Фрагмент письма публикуется с разрешения Е. Земской). Для людей круга Булгакова внезапно и страшно вошла в их жизнь История. И была эта История, открывающая новую эру человечества, людям этим враждебна. Сам Михаил Булгаков в отличие от многих не принял и "безумие дней мартовских", т. е. февральскую революцию. Открывают тему: Художник и Революция, - дневники Михаила Булгакова 1922-го, 1923-1925 годов. Последние не случайно имеют название "Под пятой". Мне кажется, на выбор названия оказал влияние роман Д. Лондона (Железная пята" - "являющийся яркой художественной иллюстрацией ко многим положениям научного социализма", как писали в 30-е годы. Начинающий писатель, как и все жители Москвы того времени, вынужден...
    4. Адам и Ева. Действие 4
    Входимость: 17. Размер: 23кб.
    Часть текста: а они были навеки заброшены в лесу!" (Складывает тетрадь.) Не могу более переносить лесной скуки и тоски. Всем надлежит уйти отсюда на простор погубленного мира. (Заглядывает в шатер.) Эй, друг! Вставай, вставай! Пончик (из шатра). Кто там? Что еще? Маркизов. Это я, Генрих. Проснись! Пончик (из шатра). Какой там, к бесу, Генрих? Я только что забылся, а тут эти Генрихи! (Выходит из шатра в одеяле, в котором проверчены дыры для рук.) Рано еще. Зачем нарушил мой покой? Маркизов. Твоя очередь идти поддерживать огни. Пончик. Я не хочу. (Пауза.) Да! не хочу. Десятую ночь колония не спит, страдает, жжет смолистые ветви. Искры фонтанами с четырех углов!.. Маркизов. Верно! А днем жирный дым... Пончик. Все это - демагогия и диктатура. Какое сегодня число? Какое? Маркизов. Собственно говоря, воскресенье, девятого августа. Пончик. Врешь, врешь, сознательно врешь! Посмотри в небо! Маркизов. Ну что ж. Белеет небо. Пончик. Уж час, как идет десятое число. Довольно! Дараган сказал четко - если я не вернусь через три недели, значит, третьего августа, стало быть, я вовсе не вернусь. Сегодня же десятое августа!! Уж целую неделю мы по вине Адама терпим мучения!! Одна рубка чего стоит. Я больше не желаю! Маркизов. Он заставит тебя. Он - главный человек. Пончик. Нет! Хватит! Дудки! Не заставит. Утром, сегодня же потребую собрания и добьюсь решения о выходе колонии на простор. Посмотри, это что? Маркизов. Ну что? Ну, паутина... Пончик. Лес зарастает паутиною. Осень! Еще три недели, и начнет сеять дождь, потянет ...
    5. Записки юного врача. Морфий
    Входимость: 15. Размер: 56кб.
    Часть текста: не замечаешь. Но когда пройдут годы, - как вспоминаешь о счастье, о, как вспоминаешь! Что касается меня, то я, как выяснилось это теперь, был счастлив в 1917 году, зимой. Незабываемый, вьюжный, стремительный год. Начавшаяся вьюга подхватила меня, как клочок изорванной газеты, и перенесла с глухого участка в уездный город. Велика штука, подумаешь, уездный город? Но если кто-нибудь подобно мне просидел в снегу зимой, в строгих и бедных лесах летом, полтора года, не отлучаясь ни на один день, если кто-нибудь разрывал бандероль на газете от прошлой недели с таким сердечным биением, точно счастливый любовник голубой конверт, ежели кто-нибудь ездил на роды за 18 верcт в санях, запряженных гуськом, тот, надо полагать, поймет меня. Уютнейшая вещь керосиновая лампа, но я за электричество! И вот я увидел их вновь, наконец, обольстительные электрические лампочки и главная улица городка, хорошо укатанная крестьянскими санями, улица, на которой, чаруя взор, висели - вывеска с сапогами, золотой крендель, изображение молодого человека со свиными наглыми глазками и с абсолютно неестественной прической, означавшей, что за стеклянными дверями помещается местный Базиль, за 30 копеек бравшийся вас брить во всякое время, за исключением дней праздничных, коими изобилует отечество мое. До сих пор с дрожью вспоминаю салфетки Базиля, салфетки, заставлявшие неотступно представлять себе ту страницу в германском учебнике кожных болезней, на которой с убедительной ясностью изображен твердый шанкр на подбородке у какого-то гражданина. Но и салфетки эти все же не омрачат моих воспоминаний! На перекрестке...

    © 2000- NIV