• Приглашаем посетить наш сайт
    Тютчев (tutchev.lit-info.ru)
  • Cлово "НОЧЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: НОЧИ, НОЧАМ, НОЧЬЮ, НОЧЕЙ

    1. Записки юного врача. Морфий
    Входимость: 21.
    2. Записки на манжетах
    Входимость: 19.
    3. Под пятой (дневник 1923-1925)
    Входимость: 18.
    4. Необыкновенные приключения доктора
    Входимость: 15.
    5. Тайному другу
    Входимость: 14.
    6. Белая гвардия. Глава 20
    Входимость: 13.
    7. Белая гвардия. Глава 7
    Входимость: 13.
    8. Булгаковская энциклопедия (краткая). «МАСТЕР И МАРГАРИТА»
    Входимость: 13.
    9. Булгаковская энциклопедия (краткая). МЕЙРИНК
    Входимость: 12.
    10. Мне приснился сон...
    Входимость: 12.
    11. Белая гвардия. Глава 6
    Входимость: 11.
    12. Бег. Действие 4
    Входимость: 11.
    13. Белая гвардия. Глава 8
    Входимость: 10.
    14. Булгаковская энциклопедия (краткая). БЕРДЯЕВ НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ
    Входимость: 10.
    15. Луч жизни
    Входимость: 10.
    16. Записки юного врача. Я убил
    Входимость: 9.
    17. Булгаковская энциклопедия (краткая). «БЕЛАЯ ГВАРДИЯ»
    Входимость: 9.
    18. Мастер и Маргарита. Глава 26
    Входимость: 9.
    19. Мастер и Маргарита. Глава 24
    Входимость: 9.
    20. Черное море
    Входимость: 9.
    21. В ночь на 3-е число
    Входимость: 9.
    22. Мастер и Маргарита. Глава 32
    Входимость: 8.
    23. Воспоминание...
    Входимость: 8.
    24. Булгаковская энциклопедия (краткая). «ДАНЬ ВОСХИЩЕНИЯ»
    Входимость: 8.
    25. Мастер и Маргарита. Глава 13
    Входимость: 8.
    26. Театральный роман. Глава 13
    Входимость: 8.
    27. Мастер и Маргарита. Черновики. Третья редакция. Глава 27
    Входимость: 7.
    28. Театральный роман. Глава 16
    Входимость: 7.
    29. Белая гвардия. Глава 4
    Входимость: 7.
    30. Белая гвардия. Глава 2
    Входимость: 7.
    31. Копыто инженера
    Входимость: 7.
    32. Сорок сороков
    Входимость: 6.
    33. Ханский огонь
    Входимость: 6.
    34. Александр Пушкин. Вариант: август 1935. Действие 2
    Входимость: 6.
    35. Мастер и Маргарита. Черновики. Третья редакция. Комментарии
    Входимость: 6.
    36. Адам и Ева. Действие 3
    Входимость: 6.
    37. Театральный роман. Глава 5
    Входимость: 6.
    38. Багровый остров (пьеса). Действие 3
    Входимость: 6.
    39. Мастер и Маргарита. Глава 19
    Входимость: 6.
    40. Белая гвардия. Глава 12
    Входимость: 6.
    41. Москва Краснокаменная
    Входимость: 5.
    42. Булгаковская энциклопедия (краткая). ВЕЛИКИЙ БАЛ У САТАНЫ
    Входимость: 5.
    43. Булгаковская энциклопедия (краткая). «В НОЧЬ НА 3-Е ЧИСЛО»
    Входимость: 5.
    44. Театральный роман. Глава 2
    Входимость: 5.
    45. Булгаковская энциклопедия (краткая). «Я УБИЛ»
    Входимость: 5.
    46. Булгаковская энциклопедия (краткая). БИОГРАФИЯ
    Входимость: 5.
    47. Роковые яйца. Глава 7
    Входимость: 5.
    48. Белая гвардия. Глава 15
    Входимость: 5.
    49. Путешествие по Крыму
    Входимость: 5.
    50. Батум
    Входимость: 5.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Записки юного врача. Морфий
    Входимость: 21. Размер: 56кб.
    Часть текста: запряженных гуськом, тот, надо полагать, поймет меня. Уютнейшая вещь керосиновая лампа, но я за электричество! И вот я увидел их вновь, наконец, обольстительные электрические лампочки и главная улица городка, хорошо укатанная крестьянскими санями, улица, на которой, чаруя взор, висели - вывеска с сапогами, золотой крендель, изображение молодого человека со свиными наглыми глазками и с абсолютно неестественной прической, означавшей, что за стеклянными дверями помещается местный Базиль, за 30 копеек бравшийся вас брить во всякое время, за исключением дней праздничных, коими изобилует отечество мое. До сих пор с дрожью вспоминаю салфетки Базиля, салфетки, заставлявшие неотступно представлять себе ту страницу в германском учебнике кожных болезней, на которой с убедительной ясностью изображен твердый шанкр на подбородке у какого-то гражданина. Но и салфетки эти все же не омрачат моих воспоминаний! На перекрестке стоял живой милиционер, в запыленной витрине смутно виднелись железные листы с тесными рядами пирожных с рыжим кремом, сено устилало площадь, и шли, и ехали, и разговаривали, в будке торговали вчерашними московскими газетами, содержащими в себе потрясающие известия, невдалеке призывно пересвистывались московские поезда. Словом, это была цивилизация, Вавилон, Невский проспект. О больнице и говорить не приходится. В ней было хирургическое отделение, терапевтическое, заразное, акушерское. В больнице была операционная, в ней сиял автоклав, серебрились краны, столы раскрывали свои хитрые лапы, зубья, винты. В больнице был старший врач, три ординатора (кроме меня). Фельдшера, акушерки, сиделка, аптека и лаборатория. Лаборатория, подумать только! С цейсовским микроскопом, прекрасным запасом красок. Я вздрагивал и холодел, меня давили впечатления. Немало дней прошло, пока я не привык к тому, что одноэтажные корпуса больницы в декабрьские сумерки, словно по...
    2. Записки на манжетах
    Входимость: 19. Размер: 69кб.
    Часть текста: и страждущим писателям русским Часть первая I. Кавказ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . II. Тиф возвратный Сотрудник покойного "Русского слова", в гетрах и с сигарой, схватил со стола телеграмму и привычными профессиональными глазами прочел ее в секунду от первой строки до последней. Его рука машинально выписала сбоку: "в 2 колонки", но губы неожиданно сложились дудкой: - фью-ю! Он помолчал. Потом порывисто оторвал четвертушку и начертал: До Тифлиса сорок миль... Кто продаст автомобиль? Сверху: "Маленький фельетон", сбоку: "Корпус", снизу: "Грач". И вдруг забормотал, как диккенсовский Джингль: - Тэк-с, тэк-с!.. Я так и знал! Возможно, что придется отчалить. Ну, что ж! В Риме у меня шесть тысяч лир. Credito Italiano. Что? Шесть... И, в сущности, я итальянский офицер! Да-с. Finita la comedia! И еще раз свистнув, двинул фуражку на затылок и бросился в дверь, с телеграммой и фельетоном. - Стойте! - завопил я, опомнившись. - Стойте! Какое Credito? Finita?! Что? Катастрофа?! Но он исчез. Хотел выбежать за ним... но внезапно махнул рукой, вяло поморщился и сел на диванчик. Постойте, что же меня мучит? Credito непонятное? Сутолока? Нет, не то... Ах, да. Голова! Второй день болит. Мешает. Голова! И вот тут, сейчас, холодок странный пробежал по спине. А через минуту - наоборот: тело наполнилось сухим теплом, а лоб неприятный, влажный. В висках толчки. Простудился. Проклятый февральский туман! Лишь бы не заболеть... Лишь бы не заболеть!.. Чужое все, но, значит, я привык за полтора месяца. Как хорошо после тумана. Дома. Утес и море в золотой раме. ...
    3. Под пятой (дневник 1923-1925)
    Входимость: 18. Размер: 83кб.
    Часть текста: год. Что принесет мне он? Я спал сейчас, и мне приснилось: Киев, знакомые и милые лица, приснилось, что играют на пианино... Придет ли старое время? Настоящее таково, что я стараюсь жить, не замечая его... не видеть, не слышать! Недавно, в поездке в Москву и Саратов, мне пришлось все видеть воочию и больше я не хотел бы видеть. Я видел, как серые толпы с гиканьем и гнусной руганью бьют стекла в поездах, видел, как бьют людей. Видел разрушенные и обгоревшие дома в Москве... тупые и зверские лица... Видел толпы, которые осаждали подъезды захваченных, запертых банков, голодные хвосты у лавок, затравленных и жалких офицеров, видел газетные листки, где пишут, в сущности, об одном: о крови, которая льется и на юге, и на западе, и на востоке, и о тюрьмах. Все воочию видел и понял окончательно, что произошло. Идет Новый год. Целую тебя крепко. Твой брат Михаил." Таковы финальные строки письма Михаила Булгакова сестре Наде, письма новогоднего по дате - 31 декабря 1917 года -и такого далекого от праздничного - по сути. (Фрагмент письма публикуется с разрешения Е. Земской). Для людей круга Булгакова внезапно и страшно вошла в их жизнь История. И была эта История, открывающая новую эру человечества, людям этим враждебна. Сам Михаил Булгаков в отличие от многих не принял и "безумие дней мартовских", т. е. февральскую революцию. Открывают тему: Художник и Революция, - дневники Михаила Булгакова 1922-го, 1923-1925 годов. Последние не случайно имеют название "Под пятой". Мне кажется, на выбор названия оказал влияние роман Д. Лондона (Железная пята" - "являющийся яркой художественной иллюстрацией ко многим положениям научного социализма", как писали в 30-е годы. Начинающий писатель, как и все жители Москвы того времени, вынужден преодолевать многочисленные чисто бытовые жизненные препятствия. Но главным все же является его „немодное" мировоззрение, почему он и кажется окружающим гораздо старше своих лет. Ясное понимание происходящего вокруг, несовпадение его...
    4. Необыкновенные приключения доктора
    Входимость: 15. Размер: 21кб.
    Часть текста: записную книжку по почте мне вместе с письмом, начинавшимся словами: "Вы литератор и его друг, напечатайте, т.к. это интересно..." (Дальше женские рассуждения на тему "О пользе чтения", пересыпанные пятнами от слез.) Я не нахожу, чтоб это было особенно интересно - некоторые места совершенно нельзя разобрать (у доктора N отвратительный почерк), тем не менее печатаю бессвязные записки из книжки доктора без всяких изменений, лишь разбив их на главы и переименовав их. Само собой, что гонорар я отправлю доктору N в Буэнос-Айрес, как только получу точные сведения, что он действительно там. I. БЕЗ ЗАГЛАВИЯ - ПРОСТО ВОПЛЬ За что ты гонишь меня, судьба?! Почему я не родился сто лет тому назад? Или еще лучше: через сто лет. А еще лучше, если б я совсем не родился. Сегодня один тип мне сказал: "Зато вам будет что порассказать вашим внукам!" Болван такой! Как будто единственная мечта у меня - это под старость рассказывать внукам всякий вздор о том, как я висел на заборе!.. И притом не только внуков, но даже и детей у меня не будет, потому что, если так будет продолжаться, меня, несомненно, убьют в самом ближайшем времени... К черту внуков. Моя специальность - бактериология. Моя любовь - зеленая лампа и книги в моем кабинете. Я с детства ненавидел Фенимора Купера, Шерлока Холмса, тигров и ружейные выстрелы, Наполеона, войны и всякого рода молодецкие подвиги матроса Кошки. У меня нет к этому склонности. У меня склонность к бактериологии. А между тем... Погасла зеленая лампа. "Химиотерапия спириллезных заболеваний" валяется на полу. Стреляют в переулке. Меня...
    5. Тайному другу
    Входимость: 14. Размер: 57кб.
    Часть текста: мантией мишурной" I. Открытка Бесценный друг мой! Итак, Вы настаиваете на том, чтобы я сообщил Вам в год катастрофы, каким образом я сделался драматургом? Скажите только одно - зачем Вам это? И еще: дайте слово, что Вы не отдадите в печать эту тетрадь даже и после моей смерти. II. Доисторические времена Видите ли: в Москве в доисторические времена (годы 1921 -1925) проживал один замечательный человек. Был он усеян веснушками, как небо звездами (и лицо, и руки), и отличался большим умом. Профессия у него была такая: он редактор был чистой крови и божьей милостью и ухитрился издавать (в годы 1922-1925!!) частный толстый журнал! Чудовищнее всего то, что у него не было ни копейки денег. Но у него была железная неописуемая воля, и, сидя на окраине города Москвы в симпатичной и грязной квартире, он издавал. Как увидите дальше, издание это привело как его, так и ряд других лиц, коих неумолимая судьба столкнула с этим журналом, к удивительным последствиям. Раз человек не имеет денег, а между тем болезненная фантазия его пожирает, он должен куда-то бежать. Мой редактор и побежал к одному. И с ним говорил. И вышло так, что тот взял на себя издательство. Откуда-то появилась бумага, и книжки, вначале тонкие, а потом и толстые стали выходить. И тотчас же издатель прогорел. Но ведь как? Начисто, форменно. От человека осталась только дымящаяся дыра. Вы скажете, к чему я все это рассказываю? Еще бы мне не рассказывать! Вы спрашиваете, как я сделался драматургом, вот я и рассказываю. Да. Так вот, прогорел. Прогорел настолько, что, когда моя судьба...

    © 2000- NIV