• Приглашаем посетить наш сайт
    Культурология (culture.niv.ru)
  • Cлово "КОМНАТА"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: КОМНАТ, КОМНАТУ, КОМНАТЕ, КОМНАТЫ

    1. Иван Васильевич
    Входимость: 23.
    2. Записки на манжетах
    Входимость: 21.
    3. Москва 20-х годов
    Входимость: 21.
    4. Блаженство (сон инженера Рейна). Первый вариант "Ивана Васильевича"
    Входимость: 19.
    5. Тайному другу
    Входимость: 16.
    6. Четыре портрета (Московские сцены)
    Входимость: 16.
    7. Мастер и Маргарита. Глава 13
    Входимость: 16.
    8. Блаженство (сон инженера Рейна). 1-я редакция
    Входимость: 13.
    9. Иван Васильевич. Действие 2
    Входимость: 12.
    10. Воспоминание...
    Входимость: 12.
    11. Мастер и Маргарита. Глава 18
    Входимость: 12.
    12. Иван Васильевич. Наброски
    Входимость: 11.
    13. Под пятой (дневник 1923-1925)
    Входимость: 11.
    14. Батум
    Входимость: 11.
    15. Мастер и Маргарита. Глава 22
    Входимость: 10.
    16. Бурнаковский племянник
    Входимость: 10.
    17. Театральный роман. Глава 12
    Входимость: 10.
    18. Мастер и Маргарита. Черновики. Третья редакция. Глава 11
    Входимость: 10.
    19. Адам и Ева
    Входимость: 10.
    20. Белая гвардия. Глава 3
    Входимость: 9.
    21. Мастер и Маргарита. Черновики. Третья редакция. Глава 17
    Входимость: 9.
    22. Зойкина квартира
    Входимость: 9.
    23. Белая гвардия. Глава 12
    Входимость: 9.
    24. Театральный роман. Глава 13
    Входимость: 9.
    25. Александр Пушкин. Вариант: август 1935.
    Входимость: 8.
    26. Мастер и Маргарита. Глава 15
    Входимость: 7.
    27. Мастер и Маргарита. Глава 8
    Входимость: 7.
    28. Мне приснился сон...
    Входимость: 7.
    29. Александр Пушкин. Рукопись. Март 1935. Картина 8
    Входимость: 7.
    30. Записки юного врача. Я убил
    Входимость: 7.
    31. Мастер и Маргарита. Глава 27
    Входимость: 7.
    32. Мастер и Маргарита. Глава 24
    Входимость: 7.
    33. Радио-Петя
    Входимость: 7.
    34. Александр Пушкин. Вариант: сентябрь 1935. Действие 4
    Входимость: 6.
    35. Собачье сердце. Глава 2
    Входимость: 6.
    36. Дьяволиада. Глава 2
    Входимость: 6.
    37. Александр Пушкин. Вариант: август 1935. Действие 4
    Входимость: 6.
    38. Мастер и Маргарита. Черновики. Переписанные главы.
    Входимость: 6.
    39. Театральный роман. Глава 11
    Входимость: 6.
    40. Театральный роман
    Входимость: 6.
    41. Последние дни (Александр Пушкин). Вариант: 1943 год. Действие 4
    Входимость: 6.
    42. Александр Пушкин. Вариант: сентябрь 1935
    Входимость: 6.
    43. Мастер и Маргарита. Глава 5
    Входимость: 6.
    44. Белая гвардия. Глава 2
    Входимость: 6.
    45. Последние дни (Александр Пушкин). Вариант: 1943 год.
    Входимость: 6.
    46. Белая гвардия. Глава 17
    Входимость: 6.
    47. Булгаковская энциклопедия (краткая). ВЕЛИКИЙ БАЛ У САТАНЫ
    Входимость: 5.
    48. Мастер и Маргарита. Глава 21
    Входимость: 5.
    49. Иван Васильевич. Действие 3
    Входимость: 5.
    50. Необычайное происшествие, или Ревизор (по Гоголю). Часть 4
    Входимость: 5.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Иван Васильевич
    Входимость: 23. Размер: 26кб.
    Часть текста: приятный певучий звук. Тимофеев. Опять звук той же высоты... Освещение меняется. Свет пропадает в пятой лампе... Почему нет света? Ничего не понимаю. Проверим. (Вычисляет.) А два, а три... угол между направлениями положительных осей... Я ничего не понимаю. Косинус, косинус... Верно! Внезапно в радиорупоре в передней возникает радостный голос, который говорит: "Слушайте продолжение "Псковитянки!" И вслед за тем в радиорупоре грянули колокола и заиграла хриплая музыка. Мне надоел Иоанн с колоколами! И, кроме того, я отвинтил бы голову тому, кто ставит такой приемник. Ведь я же говорил ему, чтобы он снял, что я поправлю! У меня нету времени! (Выбегает в переднюю и выключает радио, и рупор, крякнув, умолкает. Возвращается к себе е комнату.) На чем я остановился?.. Косинус... Да нет, управдом! (Открывает окно, высовывается, кричит.) Ульяна Андреевна! Где ваш драгоценный супруг? Не слышу! Ульяна Андреевна, ведь я же просил, чтобы он убрал рупор! Не слышу. Чтобы он убрал рупор! Скажите ему, чтобы он потерпел, я ему поставлю приемник! Австралию он будет принимать! Скажите, что он меня замучил со своим Иоанном Грозным! И потом, ведь он же хрипит! Да рупор хрипит! У меня нет времени! У меня колокола в голове играют. Не слышу! Ну, ладно. (Закрывает окно.) На чем я остановился?.. Косинус... У меня висок болит... Где же Зина? Чаю бы выпить сейчас. (Подходит к окну.) Какой странный человек... в черных перчатках... Чего ему надо? (Садится.) Нет, еще раз попробую. (Жмет кнопки в аппарате, отчего получается дальний певучий звук и свет в лампах меняется.) Косинус и колокола... (Пишет на бумажке.) Косинус и...
    2. Записки на манжетах
    Входимость: 21. Размер: 69кб.
    Часть текста: прочел ее в секунду от первой строки до последней. Его рука машинально выписала сбоку: "в 2 колонки", но губы неожиданно сложились дудкой: - фью-ю! Он помолчал. Потом порывисто оторвал четвертушку и начертал: До Тифлиса сорок миль... Кто продаст автомобиль? Сверху: "Маленький фельетон", сбоку: "Корпус", снизу: "Грач". И вдруг забормотал, как диккенсовский Джингль: - Тэк-с, тэк-с!.. Я так и знал! Возможно, что придется отчалить. Ну, что ж! В Риме у меня шесть тысяч лир. Credito Italiano. Что? Шесть... И, в сущности, я итальянский офицер! Да-с. Finita la comedia! И еще раз свистнув, двинул фуражку на затылок и бросился в дверь, с телеграммой и фельетоном. - Стойте! - завопил я, опомнившись. - Стойте! Какое Credito? Finita?! Что? Катастрофа?! Но он исчез. Хотел выбежать за ним... но внезапно махнул рукой, вяло поморщился и сел на диванчик. Постойте, что же меня мучит? Credito непонятное? Сутолока? Нет, не то... Ах, да. Голова! Второй день болит. Мешает. Голова! И вот тут, сейчас, холодок странный пробежал по спине. А через минуту - наоборот: тело наполнилось сухим теплом, а лоб неприятный, влажный. В висках толчки. Простудился. Проклятый февральский туман! Лишь бы не заболеть... Лишь бы не заболеть!.. Чужое все, но, значит, я привык за полтора месяца. Как хорошо после тумана. Дома. Утес и море в золотой раме. Книги в шкафу. Ковер на тахте шершавый, никак не уляжешься, подушка жесткая, жесткая... Но ни за что не встал бы. Какая лень! Не хочется руки поднять. Вот, полчаса уж думаю, что нужно протянуть ее, взять со стула порошок с аспирином, и все не протяну... - Мишуня, поставьте термометр! - Ах, терпеть не могу!.. Ничего у...
    3. Москва 20-х годов
    Входимость: 21. Размер: 23кб.
    Часть текста: аванс. Аванса мне редактор не дал, а сказал: "Идите в Златоуспенский переулок, в 6 этаж, комната э..." Позвольте, 242? а может, и 180?.. Забыл. Не важно... Одним словом: "Идите и получите объявление в Главхиме"... или в Центрохиме? Забыл. Ну, неважно... "Получите объявление, я вам 25%". Если бы теперь мне кто-нибудь сказал: "Идите объявление получите", - я бы ответил: "Не пойду". Не желаю ходить за объявлениями. Мне не нравится ходить за объявлениями. Это не моя специальность. А тогда... О, тогда было другое. Я покорно накрылся шапкой, взял эту дурацкую книжку объявлений и пошел как лунатик. Был совершенно невероятный, какого никогда даже не бывает, мороз. Я влез на 6-й этаж, нашел эту комнату э 200, в ней нашел рыжего лысого человека, который, выслушав меня, не дал мне объявления. Кстати, о 6-х этажах. Позвольте, кажется, в этом доме есть лифты? Есть. Есть. Но тогда, в 1922 году, в лифтах могли ездить только лица с пороком сердца. Это во-первых. А во-вторых, лифты не действовали. Так что и лица с удостоверениями о том, что у них есть порок, и лица с непорочными сердцами (я в том числе) одинаково поднимались пешком в 6 этаж. Теперь другое дело. О, теперь совсем другое дело! На Патриарших прудах, у своих знакомых, я был совсем недавно. Благодушно поднимаясь на своих ногах в 6-й этаж, футах в 100 над уровнем моря, в пролете между 4-м и 5-м этажами, в сетчатой трубе, я увидал висящий, весело освещенный и совершенно неподвижный лифт. Из него доносился женский плач и бубнящий мужской бас: - Расстрелять их надо, мерзавцев! На лестнице стоял человек швейцарского вида, с ним рядом другой, в замасленных штанах, по-видимому механик, и какие-то любопытные бабы из 16-й квартиры. - Экая оказия, - говорил механик и ошеломленно...
    4. Блаженство (сон инженера Рейна). Первый вариант "Ивана Васильевича"
    Входимость: 19. Размер: 23кб.
    Часть текста: маленький механизм. Чертежи, инструмент. Рейн в промасленной прозодежде, небрит, бессонен, работает у механизма. Время от времени, когда Рейну удается настроить механизм, в комнате начинают слышаться долетающие издали приятные музыкальные звуки и мягкие шумы. Рейн . Триста шестьдесят четыре... Опять тот же звук... Но ничего больше... За сценою вдруг возбужденный голос соседки: "Селедки... Последний день...", потом глухие голоса, топот ног и стук в дверь Рейна. Ну, ну! Кто там еще? Соседка (войдя) . Софья Петровна! А Софья Петр... ах, нету ее? Товарищ Рейн, скажите вашей супруге, что в нашем кооперативе по второму талону селедки дают. Чтоб скорее шла. Сегодня последний день. Рейн . Ничего не могу ей сказать, потому что она еще вчера вечером ушла. Соседка . А куда ж она пошла? Рейн . К любовнику. Соседка . Вот так так! Как же это вы говорите, к любовнику? Это к какому же любовнику? Рейн . Кто его знает? Петр Иванович или Илья Петрович, я не помню. Знаю только, что он в серой шляпе и беспартийный. Соседка . Вот так так! Оригинальный вы человек какой! Такого у нас в доме еще даже и не было! Рейн . Простите, я очень занят. Соседка . Так что ж, селедки теперь пропадут, что ли? Рейн . Я очень занят. Соседка . А она когда придет от этого, беспартийного-то? Рейн . Никогда. Она совсем к нему ушла. Соседка . И вы что же, страдаете? Рейн . Послушайте, я очень занят. Соседка . Ну, ну... Вот дела? Пока. (Скрывается.) За сценой глухие голоса; слышно: "К любовнику ушла... селедки... последний день...", потом ...
    5. Тайному другу
    Входимость: 16. Размер: 57кб.
    Часть текста: не было ни копейки денег. Но у него была железная неописуемая воля, и, сидя на окраине города Москвы в симпатичной и грязной квартире, он издавал. Как увидите дальше, издание это привело как его, так и ряд других лиц, коих неумолимая судьба столкнула с этим журналом, к удивительным последствиям. Раз человек не имеет денег, а между тем болезненная фантазия его пожирает, он должен куда-то бежать. Мой редактор и побежал к одному. И с ним говорил. И вышло так, что тот взял на себя издательство. Откуда-то появилась бумага, и книжки, вначале тонкие, а потом и толстые стали выходить. И тотчас же издатель прогорел. Но ведь как? Начисто, форменно. От человека осталась только дымящаяся дыра. Вы скажете, к чему я все это рассказываю? Еще бы мне не рассказывать! Вы спрашиваете, как я сделался драматургом, вот я и рассказываю. Да. Так вот, прогорел. Прогорел настолько, что, когда моя судьба закинула меня именно в тот дом и квартиру, где приютился прогоревший, я видел его единственное средство (по его мнению) к спасению. Средство это заключалось в следующем. На большом листе бумаги были акварелью нарисованы вожди революции 1917 года, окруженные венком из колосьев, серпов и молотов. Серпы были нарисованы фиолетовой краской, молоты черной, а колосья желтой. Вожди были какие-то темные, печальные и необыкновенно непохожие. Все это нарисовал собственноручно прогоревший страдалец, за коим в это время числилось начету...

    © 2000- NIV