• Приглашаем посетить наш сайт
    Гоголь (gogol.lit-info.ru)
  • Зойкина квартира

    Акт: 1 2 3

    Пьеса в трех актах

    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

    З о я  Д е н и с о в н а  П е л ь ц, вдова, 35 лет.
    П а в е л  Ф е д о р о в и ч  О б о л ь я н и о в, 35 лет.
    А л е к с а н д р  Т а р а с о в и ч  А м е т и с т о в, администратор, 38 лет.
    М а н ю ш к а, горничная Зои, 22-х лет.
    А н и си м  З о т и к о в и ч  А л л и л у я, председатель домкома, 42-х лет
    Г а н - Д з а - Л и н, он же Г а з о л и н, китаец, 40 лет.
    Х е р у в и м, китаец, 28 лет.
    А л л а  В а д и м о в н а, 25 лет.
    Б о р и с  С е м е н о в и ч  Г у с ь - Р е м о н т н ы й, коммерческий директор 
    треста тугоплавких металлов.
    Л и з а н ь к а, 23-х лет.
    М ы м р а, 35 лет.
    М а д а м  И в а н о в а, 30 лет.
    Р о б б е р, член коллегии защитников.
    М е р т в о е  т е л о  И в а н а  В а с и л ь е в и ч а.
    Очень ответственная А г н е с с а  Ф е р а п о н т о в н а.
    1-я  б е з о т в е т с т в е н н а я  д а м а.
    2-я  б е з о т в е т с т в е н н а я  д а м а.
    3-я  б е з о т в е т с т в е н н а я  д а м а.
    З а к р о й щ и ц а.
    Т о в а р и щ  П е с т р у х и н.
    Т о л с т я к.
    В а н е ч к а.
    Ш в е я.
    Г о л о с а.
    Ф о к с т р о т ч и к.
    П о э т.
    К у р и л ь щ и к.
    

    Действие происходит в городе Москве в 20-х годах ХХ-го столетия, 1-й акт в мае, 2-й и 3-й осенью, причем между 2-м и 3-м актами проходит три дня.

    АКТ ПЕРВЫЙ

    КАРТИНА ПЕРВАЯ

    Сцена представляет квартиру Зои - передняя, гостиная, спальня. Майский закат пылает в окнах. За окнами двор громадного дома играет как страшная музыкальная табакерка:

    Шаляпин поет в граммофоне: "На земле весь род людской..."

    Голоса: "Покупаем примуса!"

    Шаляпин: "Чтит один кумир священный..."

    Голоса: "Точим ножницы, ножи!"

    Шаляпин: "В умилении сердечном, прославляя истукан..."

    Голоса: "Паяем самовары!"

    "Вечерняя Москва" - газета!"

    Трамвай гудит, гудки. Гармоника играет веселую польку.

    З о я (одевается перед зеркалом громадного шкафа в спальне, напевает польку). Есть бумажка, есть бумажка. Я достала. Есть бумажка!

    М а н ю ш к а. Зоя Денисовна, Аллилуя к нам влез.

    З о я. Гони, гони его, скажи - меня нет дома...

    М а н ю ш к а. Да он, проклятый...

    З о я. Выставь, выставь. Скажи - ушла, и больше ничего. (Прячется в зеркальный шкаф.)

    А л л и л у я. Зоя Денисовна, вы дома?

    М а н ю ш к а. Да нету ее, я ж вам говорю, нету. И что это вы, товарищ

    Аллилуя, прямо в спальню к даме! Я ж вам говорю - нету.

    А л л и л у я. При советской власти спален не полагается. Может, и тебе еще отдельную спальню отвести? Когда она придет?

    М а н ю ш к а. Скудова ж я знаю? Она мне не докладается.

    А л л и л у я. Небось к своему хахалю побежала.

    М а н ю ш к а. Какие вы невоспитанные, товарищ Аллилуя. Про кого это вы такие слова говорите?

    А л л и л у я. Ты, Марья, дурака не валяй. Ваши дела нам очень хорошо известны. В домкоме все как на ладони. Домком око недреманное. Поняла? Мы одним глазом спим, а другим видим. На то и поставлены. Стало быть, ты одна дома?

    М а н ю ш к а. Шли бы вы отсюда, Анисим Зотикович, а то неприлично .

    Хозяйки нету, а вы в спальню заползли.

    А л л и л у я. Ах ты! Ты кому же это говоришь, сообрази. Ты видишь, я с портфелем?

    Значит, [лицо] должностное, неприкосновенное. Я всюду могу проникнуть. Ах ты! (Обнимает

    Манюшку.)

    М а н ю ш к а. Я вашей супруге как скажу, она вам все должностное лицо издерет.

    А л л и л у я. Да постой ты, юла!

    З о я (в шкафу). Аллилуя, вы свинья.

    М а н ю ш к а. Ах! (Убежала.)

    З о я (выходя из шкафа). Хорош, хорош председатель домкома. Очень хорош!

    А л л и л у я. Я думал, что вас в сам деле нету. Чего ж она врет? И какая вы, Зоя

    Денисовна, хитрая. На все у вас прием...

    З о я. Да разве с вами можно без приема, вы же человека без приема слопаете и не поморщитесь. Неделикатный вы фрукт, Аллилуйчик. Гадости, во-первых, говорите. Что это значит "хахаль"? Это вы про Павла Федоровича?

    А л л и л у я. Я человек простой, в университете не был...

    З о я. Жаль. Во-вторых, я не одета, а вы в спальне торчите. И в -третьих, меня дома нет.

    А л л и л у я. Так вы ж дома.

    З о я. Нет меня.

    А л л и л у я. Дома ж вы.

    З о я. Нет меня.

    А л л и л у я. Довольно-таки странно...

    З о я. Ну, говорите коротко - зачем я вам понадобилась.

    А л л и л у я. Насчет кубатуры я пришел.

    З о я. Манюшкиной кубатуры?

    А л л и л у я. Ги... ги... уж вы скажете. Язык у вас... уж... и язык...

    З о я. Манюшкиной кубатуры?

    А л л и л у я. Само собой. Вы одна, а комнат шесть.

    З о я. Как это одна? А Манюшка?

    А л л и л у я. Манюшка - прислуга. Она при кухне шестнадцать аршин имеет.

    З о я. Манюшка! Манюшка! Манюшка!

    М а н ю ш к а (появляясь). Что, Зоя Денисовна?

    З о я. Ты кто?

    М а н ю ш к а. Ваша племянница, Зоя Денисовна.

    А л л и л у я. Племянница. Ги... ги... Это замечательно. Ты же самовары ставишь.

    З о я. Глупо, Аллилуя. Разве есть декрет, что племянницам запрещается самовары ставить?

    А л л и л у я. Ты где спишь?

    М а н ю ш к а. В гостиной.

    А л л и л у я. Врешь!

    М а н ю ш к а. Ей-богу!

    А л л и л у я. Отвечай, как на анкете, быстро, не думай. (Скороговоркой.)

    Жалования сколько получаешь?

    М а н ю ш к а (скороговоркой). Ни копеечки не получаю.

    А л л и л у я. Как же ты Зою Денисовну называешь?

    М а н ю ш к а. Ма тант*.

    -----------------------------------------

    *Ма tantе.-Тетя (фр.).

    -----------------------------------------

    А л л и л у я. Ах, дрянь девка! Вот дрянь!

    М а н ю ш к а. Мне можно идти, Зоя Денисовна?

    З о я. Иди, Манюшечка, ставь самовары, никто тебе запретить не может.

    Манюшка хихикнула и упорхнула.

    А л л и л у я. Так, Зоя Денисовна, нельзя. Я вас по дружбе предупреждаю, а вы мне вола вертите. Манюшка - племянница! Что вы, смеетесь? Такая же она вам племянница, как я вам тетя.

    З о я. Аллилуя, вы грубиян.

    А л л и л у я. Первая комната тоже пустует.

    З о я. Простите, он в командировке.

    А л л и л у я. Да что вы мне рассказываете, Зоя Денисовна! Его в Москве вовсе нету.

    Скажем объективно: подбросил вам бумажку из Фарфортреста и смылся на весь год.

    Мифическая личность. А мне из-за вас общее собрание сегодня такую овацию сделало, что я еле ноги унес. Бабы врут - ты, говорят, Пельц укрываешь. Ты, говорят, наверное, с нее взятку взял. А я - не забудьте - кандидат.

    З о я. Чего ж хочет ваша шайка?

    А л л и л у я. Это вы про кого так?

    З о я. А вот про общее ваше про собрание.

    А л л и л у я. Ну, знаете, Зоя Денисовна, за такие слова и пострадать можно. Будь другой кто на моем месте...

    З о я. Вот в том-то и дело, что вы на своем месте, а не другой.

    А л л и л у я. Постановили вас уплотнить. А половина орет, чтобы и вовсе вас выселить.

    З о я. Выселить? (Показывает шиш.)

    А л л и л у я. Это как же понимать?

    З о я. Это как шиш понимайте.

    А л л и л у я. Ну, Зоя Денисовна! Я вижу - вы добром разговаривать не желаете. Только на шишах далеко не уедете. Вот чтоб мне сдохнуть, ежели я вам завтра рабочего не вселю!

    Посмотрим, как вы ему шиши будете крутить. Прощенья просим. (Пошел.)

    З о я. Аллилуя, Аллилуйчик! Дайте справочку: почему это у вас в доме жилищного рабочего товарищества Борис Семенович Гусь-Ремонтный один занял в бельэтаже семь комнат?

    А л л и л у я. Извиняюсь, Гусь квартиру по контракту взял. Заплатил восемьсот червей въездных, и дело законное. Он нам весь дом отапливает.

    З о я. Простите за нескромный вопрос: а вам лично он сколько дал, чтобы квартиру у

    Фирсова перебить?

    А л л и л у я. Вы, Зоя Денисовна, полегче, я лицо ответственное: ничего он мне не давал.

    З о я. У вас во внутреннем кармане жилетки червонцы лежат серии Бэ-Эм, номера от

    425900 до 425949 включительно. Выпуска 1922 года.

    А л л и л у я расстегнулся, достал деньги, побледнел.

    Алле-гоп! Домком - око. Недреманное. Домком - око, а над домкомом еще око.

    А л л и л у я. Вы, Зоя Денисовна, с нечистой силой знаетесь, я уж давно заметил. Вы социально опасный элемент!

    З о я. Я социально опасный тому, кто мне социально опасный, а с хорошими людьми я безопасный.

    А л л и л у я. Я к вам по-добрососедски пришел, как говорится, а вы мне сюрпризы строите.

    З о я. А! Ну, это другое дело. Прошу садиться.

    А л л и л у я (расстроен). Мерси.

    З о я. Итак: Манюшку и Мифическую личность нужно отстоять.

    А л л и л у я. Верьте моей совести, Зоя Денисовна, Манюшку невозможно. Весь дом знает,

    Что прислуга, и, стало быть, ее загонят в комнату при кухне. А Мифическую личность можно: у его документ.

    З о я. Ну, ладно. Верю. На одного человека самоуплотняюсь.

    А л л и л у я. А на остальные-то комнаты как же? Ведь сегодня срок истекает.

    З о я. На остальные комнаты мы, прелесть моя, мы вот что сделаем. (Достает бумагу.)

    Нате.

    А л л и л у я (читает). "...Сим разрешается гражданке Зое Денисовне Пельц открыть показательную пошивочную мастерскую и школу..." Ого-го...

    З о я. И шко-лу.

    А л л и л у я. Понимаем, не маленькие... (Читает.) "...для шитья прозодежды для жен рабочих и служащих... гм... дополнительная площадь... шестнадцать саженей... при

    Наркомпросе". (В восхищении.) Елки-палки! Виноват. Это... это кто же вам достал?

    З о я. Не все ли равно?

    А л л и л у я. Это вам Гусь выправил документик. Ну, знаете, ежели бы вы не были женщиной, Зоя Денисовна, прямо б сказал, что вы гений.

    З о я. Сами вы гений. Раздели меня за пять лет вчистую, а теперь - гений.

    Вы помните, как я жила до революции?

    А л л и л у я. Нам известно ваше положение. Неужто в самом деле ателье откроете?

    З о я. Почему же нет? Вы поглядите, я хожу в штопаных чулках. Я, Зоя Пельц!

    Да я никогда до этой вашей власти не только не носила штопаного, я два раза не надела одну и ту же пару.

    А л л и л у я. Нога у вас какая...

    З о я. Туда же! Нога! Ну вот что, уважаемый товарищ, копию с этой штуки вашим бандитам, и кончено. Меня нет. Умерла Пельц. Больше с Пельц разговоров нету.

    А л л и л у я. Да, с такой бумажкой что же. Теперь это проще ситуация. У меня как с души скатилось.

    З о я. С души как бремя скатится, сомненье далеко, и верится, и плачется...

    Кстати, дали мне у Мюра сегодня пятичервонную бумажку, а она фальшивая. Такие подлецы!

    Посмотрите, пожалуйста. Ведь вы спец по червонцам...

    А л л и л у я. Ах, язык. Ну уж и язык у вас. (Смотрит бумажку на свет.)

    Хорошая бумажка..

    З о я. А я вам говорю - фальшивая.

    А л л и л у я. Хорошая бумажка.

    З о я. Фальшивая! Фальшивая! Не спорьте с дамой, возьмите эту гадость и выбросьте.

    А л л и л у я. Ладно, выбросим. (Бросает бумажку в свой портфель.) А может, и Манюшку удастся отстоять...

    З о я. Вот это так. Молодец, Аллилуя. В награду можете поцеловать меня в штопаное место. (Показывает ногу.) Закройте глаза и вообразите, что это Манюшкина нога.

    А л л и л у я. Эх, Зоя Денисовна, эх... какая вы!

    З о я. Что?

    А л л и л у я. Обаятельная...

    З о я. Ну, будет. К стороне. Дорогой мой, до свиданья. До свиданья. Мне нужно одеваться. Марш. Марш.

    Рояль где-то отдаленно и бравурно играет Вторую рапсодию Листа.

    А л л и л у я. До свиданья. Только уж вы сегодня решите, кем самоуплотнитесь, я зайду попозже. (Идет к двери.)

    З о я. Ладно.

    Рояль внезапно обрывает бравурное место, начинает романс

    Рахманинова. Нежный голос поет:

    "Не пой, красавица, при мне

    Ты песен Грузии печальной..."

    А л л и л у я (остановился у двери, говорит глухо). Что ж это? Выходит, что

    Гусь номера червонцев записывает?

    З о я. А вы думали как?

    А л л и л у я. Ну, народ пошел! Вот народ! (Уходит.)

    О б о л ь я н и н о в (стремительно входит, вид его ужасен). Зойка! Можно?

    З о я. Павлик! Павлик! Можно, ну конечно, можно! (В отчаянии.) Что, Павлик, опять?

    О б о л ь я н и н о в. Зоя, Зоя, Зойка! (Заламывает руки.)

    З о я. Ложитесь, ложитесь, Павлик. Я вам сейчас валерианки дам. Может быть, вина?

    О б о л ь я н и н о в. К черту вино и валерианку! Разве [мне поможет валерианка?]

    Голос поет: "...Напоминают мне они другую жизнь и берег дальний..."

    З о я (печально). Чем же мне вам помочь? Боже мой!

    О б о л ь я н и н о в. Убейте меня!

    З о я. Нет, я не в силах видеть, как вы мучаетесь! Бороться не можете,

    Павлик? В аптеку!

    Рецепт есть?

    О б о л ь я н и н о в. Нет, нет. Этот бездельник врач уехал на дачу. На дачу! Люди погибают, а он по дачам разъезжает. К китайцу! Я больше не могу. К китайцу!

    Зоя. К китайцу. Да... да... Манюшка, Манюшка!

    Манюшка появилась.

    З о я. Павел Федорович нездоров. Беги сейчас же к Газолину. Я напишу записку... Возьми раствор. Поняла?

    М а н ю ш к а. Поняла, Зоя Денисовна...

    О б о л ь я н и н о в. Нет, Зоя Денисовна! Пусть он сам сюда придет и при мне разведет.

    Он мошенник. Вообще в Москве нет ни одного порядочного человека. Все жулики. Никому нельзя верить. И голос этот льется, как горячее масло за шею... Напоминают мне они... другую жизнь и берег дальний...

    З о я (отдает Манюшке записку). Сейчас же привези. На извозчике поезжай.

    М а н ю ш к а. А как его дома нету?

    О б о л ь я н и н о в. Как нет? Как нет? Должен быть! Должен! Должен!

    З о я. Где хочешь достань! Узнай, где он. Беги. Лети.

    М а н ю ш к а. Хорошо. (Убегает.)

    З о я. Павлик, родненький, потерпите, потерпите. Сейчас она его привезет.

    Голос упорно поет: "...напоминают мне они..."

    О б о л ь я н и н о в. Напоминают... мне они... другую жизнь. У вас в доме проклятый двор.

    Как они шумят. Боже! И закат на вашей Садовой гнусен. Голый закат.

    Закройте, закройте сию минуту шторы!

    З о я. Да, да. (Закрывает шторы.)

    Наступает тьма.

    [КАРТИНА ВТОРАЯ]

    ...Появляется мерзкая комната, освещенная керосиновой лампочкой. Белье на веревках.

    Вывеска: "В х о т в с а н х а й с к у ю п р а ц е с н у ю". Г а н-Д з а-Л и н (Газолин) над горящей спиртовкой. Перед ним Х е р у в и м. Ссорятся.

    Г а з о л и н. Ты зулик китайский. Бандит! Цесуцю украл, кокаин украл. Где пропадаль? А?

    Как верить, кто? А?

    Х е р у в и м. Мал-мала малци! Сама бандити есть. Московски басак.

    Г а з о л и н. Уходи сицас, уходи с працесной. Ты вор. Сухарски вор.

    Х е р у в и м. Сто? Гониси бетни китайси? Сто? Мене украли сесуцю на

    Светном, кокаин отбил бандит, цуть мал-мала меня убиваль. Смотли. (Показывает шрам на руке.) Я тебе работал, а тепель гониси! Кусать сто бетни китаси будет Москве? Палахой товалис! Убить тебе надо.

    Г а з о л и н. Замалси. Ты если убивать будешь, комунистай полиций кантрами тебе мал мала будет делать.

    Х е р у в и м. Сто, гониси, помосники гониси? Я тебе на волотах повесусь!

    Г а з о л и н. Ти красть -воровать будесь?

    Х е р у в и м. Ниэт, ниэт...

    Г а з о л и н. Кази... "и-богу".

    Х е р у в и м. И-богу.

    Г а з о л и н. Кази "и-богу" ессЈ.

    Х е р у в и м. И-богу, богу... госсподи.

    Г а з о л и н. Надевай халат, будись работать.

    Х е р у в и м. Голодни, не ел селый день. Дай хлепса.

    Г а з о л и н. Бери хлепца, на пецки.

    Стук.

    Кто? Кто?

    М а н ю ш к а (за дверью). Открывай, Газолин, свои.

    Г а з о л и н. А, Мануска! (Впускает Манюшку.)

    М а н ю ш к а. Чего ж ты закрываешься? Хороша прачешная. Не достучишься к вам.

    Г а з о л и н. А, Манусэнька, драсти, драсти.

    М а н ю ш к а. Ах, какой хорошенький. На херувима похож. Это кто ж такой?

    Г а з о л и н. Помосиники мой.

    М а н ю ш к а. Помощник. Ишь ты! На, Газолин, тебе записку. Давай скорей лекарство.

    Г а з о л и н. Сто? Навелно, Обольян больной?

    М а н ю ш к а. У, не дай бог! Руки лежит кусает.

    Г а з о л и н. Пяти рубли стоит. Давай денг.

    М а н ю ш к а. Нет, они велели, чтоб ты сам пришел и при них распустил, а то говорят, что ты у себя жидко делаешь.

    Г а з о л и н. Моя не мозит сицас сама итти.

    М а н ю ш к а. Нет, уж ты, пожалуйста, пойди. Мне без тебя не велено приходить.

    Х е р у в и м. Сто? Молфий?

    Г а з о л и н (по-китайски). Ва ля ва ля.

    Х е р у в и м (по-китайски). У ля у ля... Ля да но, ля да но.

    Г а з о л и н. Мануска. Она пойдет, сделает сто надо.

    М а н ю ш к а. А она умеет?

    Г а з о л и н. Умеит, не бойси. Ты, Манусенька, отвернись мало-мало.

    М а н ю ш к а. Что ты все прячешься. Газолин? Знаю я все твои дела.

    Г а з о л и н (поворачивает Манюшку). Так, Мануска. (Херувиму.) Калаули двери. (Уходит и возвращается с коробочкой и склянкой.) Ва ля ва ля...

    Х е р у в и м. Сто ты уцись мене? Идем, деуска.

    Г а з о л и н (Манюшке). А сто деньги не даесь?

    М а н ю ш к а. Не бойся, там заплатят.

    Г а з о л и н (Херувиму). Пяти рубли пириноси. Ну, Мануска, до свидани. А когда за меня

    Замузь пойдесь?

    М а н ю ш к а. Ишь! Разве я тебе обещала?

    Г а з о л и н. А, Мануска! А кто говориль?

    Х е р у в и м. Хороси деуска, Мануска.

    Г а з о л и н. Ты малаци. Иди, иди. Ты пиралицно види, веди. Ты, Мануска, его смотли.

    Белье возьми.

    Х е р у в и м. Сто муциси бетни китайси? (Берет фальшивый узел с бельем.)

    М а н ю ш к а. Что ты его бранишь? Он тихий, как херувимчик.

    Г а з о л и н. Он, Хелувимцик, - бандит.

    М а н ю ш к а. Прощай, Газолин.

    Г а з о л и н. До свидани, Мануска. Пириходи скорее... я тебе угоссю.

    М а н ю ш к а. Ручку поцелуй даме, а в губы не лезь. (Уходит с Херувимом.)

    Г а з о л и н. Хоросая деуска Мануска... (Напевает китайскую песню.)

    Вкусная деуска

    Мануска... (Угасает.)

    КАРТИНА ТРЕТЬЯ

    ...Вспыхивает спиртовка в квартире Зои. Херувим с полотенцем и подносом.

    З о я. Минутку терпения, Павлик. Сейчас. (Делает укол в руку Обольянинову.)

    Пауза.

    О б о л ь я н и н о в. Вот. (Оживает.) Вот. (Ожил.) Вот. Напоминают мне они... иную жизнь и берег дальний... Зачем же, Зойка, скрыли закат? Я так и не повидал его.

    Откройте шторы, откройте.

    З о я. Да, да... (Открывает шторы.)

    В окне густой майский вечер. Окна зажигаются одно за другим.

    Очень отдаленно музыка в "Аквариуме".

    О б о л ь я н и н о в. Как хорошо, гляньте... У вас очень интересный двор... И берег дальний... Какой дивный голос пел это...

    З о я. Хорошо сделан раствор?

    О б о л ь я н и н о в. Изумительно. (Херувиму.) Ты честный китаец. Сколько тебе следует?

    Х е р у в и м. Семи рубли.

    З о я. Прошлый раз у вас же покупали грамм - четыре рубля стоил, а сегодня уже семь.

    Разбойники.

    О б о л ь я н и н о в. Пусть, Зоя, пусть. Он достойный китаец. Он постарался.

    З о я. Павлик, я заплачу, погодите.

    О б о л ь я н и н о в. Нет, нет, нет. С какой стати...

    З о я. Ведь у вас, кажется, нет больше.

    О б о л ь я н и н о в. Нет... у меня есть еще... В этом... как его... в пиджаке, дома...

    З о я (Херувиму). На.

    О б о л ь я н и н о в. Вот тебе еще рубль на чай.

    З о я. Да не нужно, Павлик, он и так содрал сколько мог.

    Х е р у в и м. Сапасиби.

    О б о л ь я н и н о в. Черт возьми! Обратите внимание, как он улыбается.

    Совершенный херувим. Ты прямо талантливый китаец.

    Х е р у в и м. Таланти мал-мала... (Интимно Обольянинову.) Хоцесь, я тебе казды день пириносить буду? Ты Ган-Дза-Лини не говоли... Все имеим... Молфий, спирт...

    Хоцись, красиви рисовать буду? (Открывает грудь, показывает татуировку - драконы и змеи.

    Становится странен и страшен.)

    О б о л ь я н и н о в. Поразительно. Зойка, посмотрите.

    З о я. Какой ужас! Ты сам это делал?

    Х е р у в и м. Сам. Санхаи делал.

    О б о л ь я н и н о в. Слушай, мой херувим: ты можешь к нам приходить каждый день? Я нездоров, мне нужно лечиться морфием... Ты будешь приготовлять раствор...

    Идет?

    Х е р у в и м. Идет. Бетни китайси любит холосий кварлтир.

    З о я. Вы смотрите, Павлик, осторожнее. Может быть это какой-нибудь бродяга.

    О б о л ь я н и н о в. Что вы - нет. У него на лице написано, что он добродетельный человек из Китая. Ты не партийный, послушай, китаец?

    Х е р у в и м. Мы белье стилаем.

    З о я. Белье стираешь? Приходи через час, я с тобой условлюсь. Будешь гладить для мастерской.

    Х е р у в и м. Ладано.

    О б о л ь я н и н о в. Знаете что, Зоя, ведь у вас есть мои костюмы. Я хочу ему брюки подарить.

    З о я. Ну что за фантазии, Павлик. Хорош он будет и так.

    О б о л ь я н и н о в. Ну, хорошо. Я в другой раз тебе подарю. Приходи же вечером. Желаю тебе всего хорошего. Ты свободен, китаец.

    Х е р у в и м. Холоси кварлтир.

    З о я. Манюшка! Проводи китайца.

    М а н ю ш к а (в передней). Ну, что? Сделал?

    Х е р у в и м. Сиделал. До савидани, Мануска. Я через час приходить буду.

    Я, Мануска, каздый день пириходи. Я Обольяну на слузбу поступил.

    М а н ю ш к а. На службу? На какую службу?

    Х е р у в и м. Ликалство. Мал-мала пириносить буду. Мене Обольян шибко шанго бируки дарить будет.

    М а н ю ш к а. Ишь ловкач.

    Х е р у в и м. Ти мене поцелуй, Мануска.

    М а н ю ш к а. Обойдется. Пожалте.

    Х е р у в и м. Я когда богатый буду, ты меня целовать будись. Мене Обольян бируки даст, я карасиви буду. (Выходит.)

    М а н ю ш к а. До чего ты оригинальный. (Уходит к себе.)

    О б о л ь я н и н о в (в гостиной). Напоминают мне они...

    З о я. Павлик, а Павлик. Я достала бумагу. (Пауза.) Граф, следует даме что-нибудь ответить, не мне вас этому учить.

    О б о л ь я н и н о в. Напоминают... Простите, ради бога, я замечтался. Так вы говорите граф. Ах, Зоя, пожалуйста, не называйте меня графом с сегодняшнего дня.

    З о я. Почему именно с сегодняшнего?

    О б о л ь я н и н о в. Сегодня ко мне в комнату является какой-то длинный бездельник в высоких сапогах, с сильным запахом спирта, и говорит: "Вы бывший граф"... Я говорю простите... Что это значит - "бывший граф"? Куда я делся, интересно знать?

    Вот же я стою перед вами.

    З о я. Чем же это кончилось?

    О б о л ь я н и н о в. Он, вообразите, мне ответил: "Вас нужно поместить в музей революции". И при этом еще бросил окурок на ковер.

    З о я. Ну, дальше?

    О б о л ь я н и н о в. А дальше я еду к вам в трамвае мимо Зоологического сада и вижу надпись: "Сегодня демонстрируется бывшая курица". Меня настолько это заинтересовало, что я вышел из трамвая и спрашиваю у сторожа: "Скажите, пожалуйста, а кто она теперь, при советской власти?" Он спрашивает: "Кто?" Я говорю: "Курица". Он отвечает:

    "Она таперича пятух". Оказывается, какой-то из этих бандитов, коммунистический профессор, сделал какую то мерзость с несчастной курицей, вследствие чего она превратилась в петуха. У меня все перевернулось в голове, клянусь вам. Еду дальше, и мне начинает мерещиться: бывший тигр, он теперь, вероятно, слон. Кошмар!

    З о я. Ах, Павлик, вы неподражаемый человек!

    О б о л ь я н и н о в. Бывший Павлик.

    З о я. Ну, бывший, дорогой мой, нежный Павлик, слушайте, переезжайте ко мне.

    О б о л ь я н и н о в. Нет, милая Зойка, благодарю. Я могу жить только на

    Остоженке, моя семья живет там с 1625 года... триста лет.

    З о я. Придется, видно, Лизаньку или Мымру прописать, ах, как бы мне этого не хотелось! Ну, ладно. Ответьте, Павлик, на предприятие вы согласны? Имейте в виду, мы разорены.

    О б о л ь я н и н о в. Согласен. Напоминают мне они...

    З о я. Сегодня дала взятку Аллилуе, и у меня осталось только триста рублей.

    На них мы откроем дело. Квартира - это все, что есть у нас, и я выжму из нее все. К

    Рождеству мы будем в Париже.

    О б о л ь я н и н о в. А если вас накроет эта... как ее...

    З о я. Умно буду действовать - не накроет.

    О б о л ь я н и н о в. Хорошо, я не могу больше видеть бывших кур. Вон отсюда, какою угодно ценой.

    З о я. О, я знаю, вы таете здесь как свеча. Я вас увезу в Ниццу и спасу.

    О б о л ь я н и н о в. Нет, Зоя, на ваш счет я ехать не хочу, а чем я могу быть полезен в этом деле, я не представляю.

    З о я. Вы будете играть на рояле.

    О б о л ь я н и н о в. Помилуйте, мне станут давать на чай. А не могу же я драться на дуэли с каждым, кто предложит мне двугривенный.

    З о я. Ах, Павлик, вас действительно нужно поместить в музей. А вы берите, берите.

    Пусть дают. Каждая копейка дорога.

    Голос глухо и нежно где-то поет под рояль: "Покинем, покинем край, где мы так страдали..." Потом обрывается.

    З о я. В Париж! К Рождеству мы будем иметь миллион франков, я вам ручаюсь.

    О б о л ь я н и н о в. Как же вы переведете деньги?

    З о я. Гусь!

    О б о л ь я н и н о в. Ну, а визы? Ведь мне же откажут.

    З о я. Гусь!

    О б о л ь я н и н о в. По-видимому, он всемогущий, этот бывший Гусь. Теперь он, вероятно, орел.

    З о я. Ах, Павлик... (Смеется.)

    О б о л ь я н и н о в. У меня жажда. Нет ли у вас пива, Зоя?

    З о я. Сейчас. Манюшка! Манюшка...

    М а н ю ш к а. Что, Зоя Денисовна?

    З о я. Принеси, детка, пива побыстрей...

    Манюшка. Я в Мисильпроме возьму. Сколько?

    З о я. Бутылки четыре.

    М а н ю ш к а. Счас. (Упорхнула и забыла закрыть дверь в передней.)

    О б о л ь я н и н о в (таинственно). Манюшка посвящена?

    З о я. Конечно. Манюшка мой преданный друг. За меня она в огонь и воду...

    Молодец девчонка!

    О б о л ь я н и н о в. Кто же еще будет?

    З о я (таинственно). Лизанька, Мымра, мадам Иванова... Пойдемте ко мне,

    Павлик.

    Уходят. Зоя опускает портьеру, глухо слышны их голоса. Голос тонкий и глупый поет под аккомпанемент разбитого фортепиано:

    "Вечер был, сверкали звезды,

    На дворе мороз трещал...

    Шел по улице..."

    А м е т и с т о в (появился в передней). Малютка.

    Голос: "Боже, говорил малютка,

    Я озяб и есть хочу.

    Кто накормит, кто согреет,

    Боже добрый..."

    Сироту. (Ставит замызганный чемодан на пол и садится на него.)

    Аметистов в кепке, рваных штанах и френче с медальоном на груди.

    Фу, черт тебя возьми! Отхлопать с Курского вокзала четыре версты с чемоданом - это тоже номер, я вам доложу. Сейчас пива следовало бы выпить. Эх, судьба ты моя загадочная, затащила ты меня вновь в пятый этаж, что-то ты мне тут дашь?

    Москва-матушка. Пять лет я тебя не видал. (Заглядывает в кухню.) Эй, товарищ! Кто тут есть? Зоя

    Денисовна дома?

    Пауза. Глухо слышны голоса Обольянинова и Зои. Аметистов подслушивает.

    Ого-го...

    О б о л ь я н и н о в (за сценой, глухо). Для этого я совершенно не гожусь.

    На такую должность нужен опытный прохвост.

    А м е т и с т о в. Вовремя попал!

    М а н ю ш к а (с бутылками). Батюшки! Двери-то я не заперла! Кто это? Вам что?

    А м е т и с т о в. Пардон-пардон. Не волнуйтесь, товарищ. Пиво? Чрезвычайно вовремя! С

    Курского вокзала мечтаю о пиве!

    М а н ю ш к а. Да кого вам?

    А м е т и с т о в. Мне Зою Денисовну. С кем имею удовольствие разговаривать?

    М а н ю ш к а. Я племянница Зои Денисовны.

    А м е т и с т о в. Очень приятно. Очень. Я и не знал, что у Зойки такая хорошенькая племянница. Позвольте представиться: кузен Зои Денисовны. (Целует Манюшке руку.)

    М а н ю ш к а. Что вы. Что вы. Зоя Денисовна!

    Входит в гостиную, Аметистов за нею с чемоданом. Выходят З о я и О б о л ь я н и н о в.

    А м е т и с т о в. Пардон-пардон! Лучшего администратора на эту должность вам не найти.

    Вам просто свезло, господа. Дорогая кузиночка, же ву салю*! Прошу извинения, что перебил столь приятную беседу.

    * je vous salue! - я вас приветствую! (фр.)

    З о я (окаменев).

    А м е т и с т о в. Познакомьте же меня, кузиночка, с гражданином.

    З о я. Ты... вы... Павел Федорович, позвольте вас познакомить. Мой кузен

    Аметист...

    А м е т и с т о в. Пардон-пардон. (Оболъянинову.) Путинковский, беспартийный, бывший дворянин.

    О б о л ь я н и н о в (поражен). Очень рад...

    А м е т и с т о в. Кузиночка, позвольте мне попросить вас на два слова а парт*, как говорится.

    * a parte - в сторону (фр.).

    З о я. Павлик... извините, пожалуйста. Мне нужно перемолвиться двумя словами с

    Александром Тарасовичем...

    А м е т и ст о в. Пардон! Василием Ивановичем. Прошел ничтожный срок, и вы забыли даже мое имя! Мне это горько. Ай-яй-яй.

    З о я. Павлик...

    О б о л ь я н и н о в (поражен). Пожалуйста, пожалуйста... (Уходит.)

    З о я. Манюшка, налей Павлу Федоровичу пива.

    Манюшка уходит.

    Тебя же расстреляли в Баку, я читала!

    А м е т и с т о в. Пардон-пардон. Так что из этого? Если меня расстреляли в

    Баку, я, значит, уж и в Москву не могу приехать? Хорошенькое дело. Меня по ошибке расстреляли совершенно невинно.

    З о я. У меня даже голова закружилась.

    А м е т и с т о в. От радости.

    З о я. Нет, ты скажи... ничего не понимаю.

    А м е т и с т о в. Ну, натурально, под амнистию подлетел. Кстати об амнистии, что это у тебя за племянница?

    З о я. Ах, какая там племянница. Это моя горничная Манюшка.

    А м е т и с т о в. Так-с. Понимаем. В целях сохранения жилплощади. (Зычно.)

    Манюшка!

    Манюшка появилась.

    А м е т и с т о в. Милая, приволоки-ка мне пивца. Умираю от жажды. Какая же ты племянница, шут тебя возьми!

    М а н ю ш к а (расстроенно). Я... сейчас... (Уходит.)

    А м е т и с т о в. А я ей руку поцеловал. Позор-позор!

    З о я. Ты где же собираешься остановиться? Имей в виду, в Москве жилищный кризис.

    А м е т и с т о в. Я вижу. Натурально, у тебя.

    З о я. А если я тебе скажу, что я не могу тебя принять?

    А м е т и с т о в. Ах, вот как! Хамишь, Зойка. Ну что ж, хами... хами...

    Гонишь двоюродного брата, пешком першего с Курского вокзала? Сироту? Гони, гони...

    Что ж, я человек маленький. Я уйду. И даже пива пить не стану. Только вы пожалеете об этом, дорогая кузиночка.

    З о я. Ах, ты хочешь испугать. Не беспокойся, я не из пугливых.

    А м е т и с т о в. Зачем пугать? Я, Зоя Денисовна, человек порядочный.

    Джентльмен, как говорится. И будь я не я, если я не пойду и не донесу в Гепеу о том, что ты организуешь в своей уютной квартирке. Я, дорогая Зоя Денисовна, все слышал!

    З о я (стала бледна, глухо). Как ты вошел без звонка?

    А м е т и с т о в. Дверь была открыта.

    З о я. Судьба - это ты!

    Манюшка входит с пивом.

    Ах, Манюшка, Манюшка! Ты дверь не закрыла?

    М а н ю ш к а (расстроенно). Извините, Зоя Денисовна, забыла.

    З о я. Ах, Манюшка, ах. Ну, ничего, ничего. Иди. Извинись перед Павлом

    Федоровичем...

    Манюшка ушла.

    А м е т и с т о в (пьет пиво). Фу, хорошо! Прекрасное пиво в Москве! В провинции такая кислятина, в рот взять нельзя. Квартиру-то ты сохранила, я вижу. Молодец,

    Зойка.

    З о я. Судьба. Видно, придется мне еще нести мой крест.

    А м е т и с т о в. Ты что ж, хочешь, чтобы я обиделся и ушел?

    З о я. Нет, постой. Что ты хочешь прежде всего?

    А м е т и с т о в. Прежде всего - брюки.

    З о я. Неужели у тебя брюк нет? А чемодан?

    А м е т и с т о в. В чемодане шесть колод карт и портреты вождей. Спасибо дорогим вождям, ежели бы не они, я бы прямо с голоду издох. Шутка сказать, в почтовом поезде от

    Баку до Москвы. Понимаешь, захватил в культотделе в Баку на память пятьдесят экземпляров вождей. Продавал их по двугривенному.

    З о я. Ну, ты и тип!

    А м е т и с т о в. Чудное пиво. Товарищ, купите вождя! Один буржуй пять штук купил. Я, говорит, их родным раздарю. Они любят вождей.

    З о я. Карты крапленые?

    А м е т и с т о в. За кого вы меня принимаете, мадам?

    З о я. Брось, Аметистов. Где ты шатался пять лет?

    А м е т и с т о в. Эх, кузина!.. Эх... В Чернигове я подотделом искусств заведовал.

    З о я. Воображаю.

    А м е т и с т о в. Белые пришли. Мне, значит, красные дали денег на эвакуацию в Москву, а я, стало быть, эвакуировался к белым в Ростов. Ну, поступил к ним на службу. Красные немного погодя. Я, значит, у белых получил на эвакуацию и к красным.

    Поступил заведующим агитационной группой. Белые, мне красные на эвакуацию, я к белым в Крым.

    Там я просто администратором служил в одном ресторанчике в Севастополе. Ну, и напоролся на одну компанию, взяли у меня пятьдесят тысяч в один вечер в железку.

    З о я. У тебя? Ну, уж это, значит, специалисты были.

    А м е т и с т о в. Темные арапы, говорю тебе, темные! Нуте-с, и пошел я нырять при советском строе. Куда меня только не швыряло, господи! Актером был во

    Владикавказе.

    Старшим музыкантом в областной милиции в Новочеркасске. Оттуда я в Воронеж подался, отделом снабжения заведовал. Наконец, убедился за четыре года: нету у меня никакого козырного хода. И решил я тогда по партийной линии двинуться. Чуть не погиб, ей-богу.

    Дай, думаю, я бюрократизм этот изживу, стажи всякие... И скончался у меня в комнате приятель мой Чемоданов Карл Петрович, светлая личность, партийный.

    З о я. В Воронеже?

    А м е т и с т о в. Нет, уж это дело в Одессе произошло. Я думаю, какой ущерб для партии? Один умер, а другой на его место становится в ряды. Железная когорта, так сказать. Взял я, стало быть, партбилетик у покойника и в Баку. Думаю, место тихое, нефтяное, шмендефер можно развернуть - небу станет жарко. И, стало быть, открывается дверь, и знакомый Чемоданова - шасть. Дамбле! У него девятка, у меня жир. Я к окнам, а окна во втором этаже.

    З о я. Узнаю коней ретивых...

    А м е т и с т о в. Ну, не везло, Зоечка, ну что ж ты поделаешь. Возьмешь карту - жир, жир... Да... На суде я заключительное слово подсудимого сказал, веришь ли, не только интеллигентная публика, конвойные несознательные и те рыдали. Ну, отсидел я... Вижу, нечего мне больше делать в провинции. Ну, а когда у человека все потеряно, ему нужно ехать в Москву. Эх, Зойка, очерствела ты в своей квартире, оторвалась от массы.

    З о я. Ну, ладно. Все понятно. Раз уж ты притащился, ничего с тобой не сделаешь.

    Слушай, я тебя оставлю... Все слышал?

    А м е т и с т о в. Свезло, Зоечка.

    З о я. Я не только тебя пропишу, но дам место администратора в предприятии...

    А м е т и с т о в. Зоечка!

    З о я. Но в квартире мне о картах не будет и речи. Понял?

    А м е т и с т о в. Что она делает, товарищи? Зоя, это не марксистский подход! Ведь у тебя ж карточная квартира. Да дай ты мне сюда спецов штук пять, у них теперь деньги...

    З о я. Карт не будет.

    А м е т и с т о в. Эх!

    З о я. И работать будешь под строгим контролем. Смотри, Аметистов, ой смотри. Если ты выкинешь какой-нибудь фокус, я, уж так и быть, рискну всем, а посажу тебя.

    Ты вздумал меня попугать. Не беспокойся, за меня найдется кому заступиться, а ты... ты слишком много о себе рассказал.

    А м е т и с т о в. Итак, я грустную повесть скитальца доверил змее. Мон дье!*

    *Mon dieu! - Мой бог! (фр.)

    З о я. Молчи, болван. Где колье, которое ты перед самым отъездом в восемнадцатом году взялся продать?

    А м е т и с т о в. Колье? Постой, постой... Это с бриллиантами?

    З о я. Ах ты, мерзавец, мерзавец!

    А м е т и с т о в. Спасибо, спасибо. Видали, как Зоечка родственников принимает!

    З о я. Документы-то у тебя есть?

    А м е т и с т о в. Документов-то полный карман, весь вопрос в том, какой из этих документов, так сказать, свежей. (Достает бумажки.) Чемоданов Карл... об этом речи быть не может. Сигурадзе Антон... Нет, это нехороший документ.

    З о я. Это ужас, ужас, честное слово. Ты же Путинковский!

    А м е т и с т о в. Нет, Зоечка, я спутал. Путинковский в Москве - это отпадает. Пожалуй, лучше всего моя собственная фамилия. Я думаю, что меня уж забыли за пять лет в Москве.

    На, прописывай Аметистова. Постой, тут по воинской повинности у меня еще грыжа где-то была...

    Зоя достает из шкафа великолепные брюки.

    (Надевая штаны.) Бог благословит твое доброе сердечко, сестренка.

    Отвернись.

    З о я. Очень ты мне нужен. Потрудись штаны вернуть, это Павла Федоровича.

    А м е т и с т о в. Морганатический супруг?

    З о я. Попрошу держать себя с ним вежливо. Это мой муж.

    А м е т и с т о в. Фамилия ему как?

    З о я. Обольянинов.

    А м е т и с т о в. Граф? У-у, это карась. Впрочем, у него уж, наверное, ни черта не осталось. Судя по физиономии, контрреволюционер... (Выходит из-за ширм, любуется штанами, которые на нем надеты.) Гуманные штанишки! В таких брюках сразу чувствуешь себя на платформе.

    З о я. Сам выпутывайся с фамилией. В нелепое положение ставишь. Павлик!

    Голубчик!

    Обольянинов входит.

    Извините, милый, что бросили вас одного. По делу говорили.

    А м е т и с т о в. Увлеклись воспоминаниями детства. Ведь мы росли с

    Зоечкой. Я сейчас прямо рыдал.

    О б о л ь я н и н о в (смотря на брюки). Напоминают мне они...

    А м е т и с т о в. Пардон-пардон. Обокрали в дороге. Свистнули в Ростове второй чемодан.

    Прямо гротеск! Я думаю, вы не будете в претензии? Между дворянами на это нечего смотреть.

    О б о л ь я н и н о в. Пожалуйста, пожалуйста. Я их все равно хотел подарить китайцу...

    З о я. Вот, Павлик, Александр Тарасович будет у нас работать администратором. Вы ничего не имеете против?

    О б о л ь я н и н о в. Помилуйте, я буду очень рад. Если вы рекомендуете

    Василия

    Ивановича...

    А м е т и с т о в. Пардон-пардон, Александра Тарасовича. Вы удивлены? Это, видите ли, мое сценическое имя, отчество и фамилия. По сцене - Василий Иванович

    Путинковский, а в жизни Александр Тарасович Аметистов. Известная фамилия, многие представители расстреляны большевиками. Тут целый роман. Вы прямо будете рыдать, когда я расскажу.

    О б о л ь я н и н о в. Очень приятно. Вы откуда изволили приехать?

    А м е т и с т о в. Откуда я приехал, вы спрашиваете? Из Баку в данный момент. Лечился от ревматизма. Тут целый роман.

    О б о л ь я н и н о в. Вы беспартийный, разрешите спросить?

    А м е т и с т о в. Кель кестьон!* Что вы!

    * Quelle question! - Что за вопрос! (фр.)

    О б о л ь я н и н о в. А у вас на груди был этот портрет... Впрочем, может быть, мне это показалось.

    А м е т и с т о в. Это для дороги. Знаете, в поезде очень помогает.

    Плацкарту вне очереди взять. То, другое.

    М а н ю ш к а (появилась). Аллилуя пришел.

    З о я. Зови его сюда. (Аметистову.) Имей в виду: председатель домкома.

    Поговори с ним как следует.

    А л л и л у я. Добрый вечер, Зоя Денисовна. Здравствуйте, гражданин

    Обольянинов.

    О б о л ь я н и н о в. Мое почтение.

    А л л и л у я. Ну, что? Надумали, Зоя Денисовна?

    З о я. Да, вот, пожалуйста, документы. Пропишите моего родственника

    Александра

    Тарасовича Аметистова. Только что приехал. Он будет администратором школы.

    (Подает

    Аллилуе документы.)

    А л л и л у я. Очень приятно. Послужить, стало быть, думаете.

    А м е т и с т о в. Как же, я старый закройщик, товарищ, по специальности.

    Стаканчик пива, уважаемый товарищ?

    А л л и л у я. Мерси. Не откажусь. Жарко, знаете, а тут все на ногах да на ногах.

    А м е т и с т о в. Да, погода, как говорится. Громадный у вас дом, товарищ дорогой. Такой громадный!

    А л л и л у я. И не говорите. Прямо мученье. Ну что ж, документы в порядке.

    А по воинской повинности грыжа у вас?

    А м е т и с т о в. Точно так. Вот она. (Подает бумажку.) Вы партийный, товарищ?

    А л л и л у я. Сочувствующий я.

    А м е т и с т о в. А! Очень приятно. (Надевает медальон.) Я сам, знаете ли, бывший партийный. (Тихо, Оболъянинову.) Деван ле жан*. Хитрость.

    * Devant les gens. - Не при чужих (фр.).

    А л л и л у я. Отчего же вышли?

    А м е т и с т о в. Фракционные трения. Не согласен со многим. Я старый массовик со стажем. С прошлого года в партии. И как глянул кругом, вижу - нет, не выходит. Я и говорю Михаил Ивановичу...

    А л л и л у я. Калинину?

    А м е т и с т о в. Ему! Прямо в глаза. Я старый боевик, мне нечего терять, кроме цепей. Я одно время на Кавказе громадную роль играл. И говорю, нет, говорю, Михаил

    Иванович, это не дело. Уклонились мы - раз. Утратили чистоту линии - два. Потеряли заветы... Я, говорит, так, говорит, так я тебя, говорит, в двадцать четыре часа, говорит, поверну лицом к деревне. Горячий старик!

    О б о л ь я н и н о в (дико изумлен). Он гениален, клянусь.

    З о я. Ах, мерзавец, ах, мерзавец! (Вслух.) Довольно политики. Итак, товарищ Аллилуя, с завтрашнего дня я разворачиваю дело.

    А л л и л у я. Ну что ж, в добрый час. Таперича я спокоен.

    А м е т и с т о в. Итак, мы начинаем! За успех показательной школы и за здоровье ее заведующей, товарища Зои Денисовны Пельц. Ура!

    Пьют пиво.

    А теперь здоровье нашего уважаемого председателя домкома и сочувствующего

    Анисима

    Зотиковича... Да... Я говорю, Зотиковича... (Зое.) Как бишь его фамилия?

    З о я (тихо). Аллилуя.

    А м е т и с т о в. Вот я и хотел сказать: Аллилуя, Аллилуя, Ал-ли-луя! И пожелать ему...

    Радостные мальчишки во дворе громадного дома запели:

    "Многая лета. Многая лета".

    Вот именно - многая лета! Многая лета!

    М а н ю ш к а появилась в дверях. За ней Х е р у в и м.

    А л л и л у я. Это что ж за китаец?

    Х е р у в и м. Я присел договаривать.

    З о я. Потом. Да это новый работник моей мастерской. (Аллилуе.) Будет гладить юбки в мастерской.

    А л л и л у я. Ага.

    А м е т и с т о в (вручает Херувиму стакан пива). Кричи - многая лета тов.

    Аллилуя!

    Манюшка, племянница, что стоишь, как китайская стена? Ура!

    О б о л ь я н и н о в (раздавлен). Это выдающийся человек.

    З о я. Ах ты, мерзавец. Ах, мерзавец.

    А м е т и с т о в. Многая лета, многая лета!

    Х е р у в и м. Миноги и лета.

    Занавес

    Акт: 1 2 3
    © 2000- NIV