• Приглашаем посетить наш сайт
    Мода (www.modnaya.ru)
  • Война и мир

    Действие: 1 2 3 4
    Комментарии
    
                        Инсценированный роман Л.Н. Толстого
                        в четырех действиях (тридцать сцен)
    
    

    ДЕЙСТВУЮТ:

    1. Чтец. 2. Графиня Елена Васильевна Безухова (Элен). 3. Граф Петр Кириллович Безухое (Пьер). 4. Князь Анатолий Васильевич Курагин (Анатоль). 5. Княжна Марья Николаевна Волконская (Марья). 6. Князь Андрей Николаевич Болконский (Андрей). 7. Князь Николай Андреевич Болконский (Болконский). 8. Графиня Наталья Ильинична Ростова (Наташа). 9. Графиня Ростова - мать (Графиня) 10.Граф Ростов - отец (Граф). 11. Граф Петр Ильич Ростов (Петя). 12. Граф Николай Ильич Ростов (Ростов). 13. Соня, племянница графа Ростова (Соня). 14. Император Александр I (Александр). 15. Растопчин. 16. Кутузов, светлейший князь. 17. Моряк-либерал. 18. Сенатор. 19. Апраксин, Степан Степанович. 20. Нехороший игрок. 21. Глинка, писатель. 22. Шиншин, московский остряк. 23. Ильин, гусарский офицер. 24. Принц Виртембергский. 25. Щербинин. 26. Ермолов. 27. Вольцоген, флигель-адъютант. 28. Раевский. 29. Кайсаров. 30. Адъютант Кутузова. 31. Другой адъютант. 32. Еще адъютант. 33. Неизвестный адъютант. 34. Доктор. 35. Бледный офицер. 36. Майор. 37. Макар Алексеевич. 38. Человечек в вицмундире. 39. Марья Николаевна, потерявшая ребенка. 40. Красавица-армянка. 41. Старик. 42. Толь. 43. Болховитинов. 44. Генерал. 45. Денисов. 46. Долохов. 47. Эсаул. 48. Ливрейный лакей Ростовых. 49. Лаврушка, денщик Николая Ростова. 50. Тихон, камердинер Болконского. 51. Алпатыч. 52. Дуняша, горничная Волконской. 53. Дрон, староста. 54. Длинный мужик. 55. Один мужик. 56. Небольшой мужик. 57. Карп. 58. Круглолицый мужик. 59. Повар Кутузова. 60. Денщик Кутузова. 61. Черноволосый унтер-офицер. 62. Раненый солдат. 63. Фельдшер 1-й. 64. Фельдшер 2-й. 65. Солдат с котелком. 66. Берейтор. 67. Мавра Кузьминишна, ключница Ростовых. 68. Васильич, дворецкий Ростовых. 69. Буфетчик Ростовых. 70. Слуга Ростовых. 71. Почтенный камердинер Андрея. 72. Денщик бледного офицера. 73. Матрена Тимофеевна, шеф жандармов у Ростовых. 74. Горничная Ростовых. 75. Герасим, камердинер Баздеева. 76. Кухарка Баздеева. 77. Рябая баба. 78. Первый острожный. 79. Второй острожный. 80. Дворовый, лет 45. 81. Очень красивый мужик. 82. Желтый фабричный. 83. Тихон, партизан. 84. Пленный русский солдат. 85. Каратаев. 86. Краснорожий мушкетер. 87. Востроносенький мушкетер. 88. Молодой мушкетер. 89. Плясун-мушкетер. 90. Старый мушкетер. 91. Фельдфебель I. 92. Фельдфебель II. 93. Песельник-мушкетер. 94. Вышедший мушкетер. 95. Откупщик. 96. Голова. 97. Наполеон. 98. Паж Наполеона. 99. Маршал Бертье. 100. Лелорм-Дидевиль, переводчик. 101. Адъютант Наполеона. 102. Граф Рамбаль. 103. Морель, денщик Рамбаля. 104. Маленький мародер, француз. 105. Мародер в капоте, француз. 106. Французский улан. 107. Французский улан-офицер. 108. Маленький человечек, француз. 109. Маршал Даву. 110. Адъютант Даву. 111. Первый французский синий солдат. 112. Второй французский синий солдат. 113. Босс, барабанщик, француз. 114. Француз-конвоир. 115. Официант у Болконских. Голос I. Голос II. Голос III. Голос IV. Голос V. Действие происходит в 1812 году в России.

    ДЕЙСТВИЕ I

    СЦЕНА I Кабинет Пьера. Зимний вечер. Пьер входит. Тотчас открывается дверь, из салона выходит Элен. Слышатся глухо клавикорды. Элен. Ah, Pierre! Ты не знаешь, в каком положении наш Анатоль!.. Пауза. Пьер. Где вы - там разврат, зло! (В дверь.) Анатоль! Анатоль! Пойдемте, мне нужно поговорить с вами. Элен. Si vous vous permettez dans mon salon... {Ежели вы позволите себе в моей гостиной... (фр.) В дальнейшем перевод с французского языка не оговаривается. Перевод иностранного текста взят из романа Л.Н.Толстого "Война и мир". (Собр. соч.: В 22 т. М.. 1980-1981. Т. 4-7.).} Пьер. У... Вы больше чем когда-либо ненавистны мне! Элен быстро выходит. Анатоль входит, в адъютантском мундире, с одной эполетой. Пауза. Вы, будучи женаты, обещали графине Ростовой жениться на ней и хотели увезти ее? Анатоль. Мой милый, я не считаю себя обязанным отвечать на допросы, делаемые в таком тоне. Пьер схватывает Анатоля за глотку, душит его и рвет на нем воротник мундира. Элен (появившись в дверях). Si vous vous... Пьер (ей, бешено). У... Элен скрывается и слушает. (Вновь ухватив Анатоля.) Когда я говорю, что мне надо говорить с вами... Когда я говорю!.. (Выпускает Анатоля.) Анатоль (с разорванным воротом). Ну, что, это глупо... А? Пьер. Вы - негодяй и мерзавец, и я не знаю, что меня воздерживает от удовольствия размозжить вам голову вот этим... (Схватывает со стола пресс-папье.) Обещали вы ей жениться? Анатоль. Я, я не думал; впрочем, я никогда не обещался, потому что... Пьер. Есть у вас письма ее? Есть у вас письма? Анатоль достает письмо из бумажника. Пьер берет письмо, отталкивает стол, валится на диван. Анатоль испуган. Je ne serai pas violent, ne craignez rien! {Я ничего не сделаю, не бойтесь.} Письма - раз. Второе - вы завтра должны уехать из Москвы. Анатоль. Но как же я могу?.. Пьер. Третье - вы никогда ни слова не должны говорить о том, что было между вами и графиней. Этого, я знаю, я не могу запретить вам, но ежели в вас есть искра совести... Вы не можете не понять наконец, что кроме вашего удовольствия есть счастье, спокойствие других людей, что вы губите целую жизнь из-за того, что вам хочется веселиться. Забавляйтесь с женщинами, подобными моей супруге и вашей сестре. Они вооружены против вас тем же опытом разврата. Но обещать девушке жениться, обмануть, украсть! Как вы не понимаете, что это так же подло, как прибить старика или ребенка? Анатоль. Этого я не знаю. А? Этого я не знаю и знать не хочу. Но вы сказали мне такие слова: подло и тому подобное, которые я, comme un homme d'honneur {Как честный человек.}, никому не позволю... Хотя это и было с глазу на глаз, но я не могу... Пьер. Что же, вам нужно удовлетворение? Анатоль. По крайней мере бы можете взять назад свои слова. А? Ежели вы хотите, чтобы я исполнил ваши желания? А? Пьер. Беру, беру назад. И прошу вас извинить меня. И денег, ежели вам нужно на дорогу. Анатоль робко улыбается. Элен, успокоенная, выходит на сцену. О, подлая, бессердечная порода! Темно

    СЦЕНА II

    Комната в доме князей Болконских в Москве. Входит Пьер, а навстречу ему княжна Марья. Пьер целует ей руку. За дверями слышится голос князя Андрея: "Судить человека в немилости очень легко и взваливать на него ошибки других; а я скажу, что ежели что-нибудь сделано хорошего в нынешнее царствование, то все хорошее сделано им, им одним... Сперанским!" Марья (шепотом). Он сказал, что ожидал этого. Я знаю, что гордость его не позволит ему выразить своего чувства, но все-таки лучше, гораздо лучше он перенес это, чем я ожидала. Видно, так должно было быть... Пьер. Но неужели все кончено? Марья с удивлением смотрит на него, уходит. Андрей (выходит, доказывая кому-то). И потомство отдаст ему справедливость... (Пьеру.) А! Ну ты как? Все толстеешь? Пьер. А вы?.. Андрей. Да я здоров. (Пауза.) Прости меня, ежели я тебя утруждаю. (Достает письма из шкатулки.) Я получил отказ от графини Ростовой, и до меня дошли слуха об искании ее руки твоим шурином или тому подобное. Правда ли это? Пьер. И правда и неправда. Андрей. Вот ее письма и портрет. Отдай это графит не, ежели ты увидишь ее. Пьер. Она очень больна. Пауза. Андрей. А князь Курагин? Пьер. Он давно уехал. (Пауза.) Она была при смерти. Андрей. Очень сожалею об ее болезни. Но господин Курагин, стало быть, не удостоил своей руки графиню Ростову? Пьер. Он не мог жениться, потому что он был женат. Андрей (засмеялся). А где же он теперь находится, ваш шурин, могу ли я узнать? Пьер. Он уехал в Петер... Впрочем, я не знаю. Андрей. Ну, да это все равно. Передай графине Ростовой, что она была и есть совершенно свободна и что я желаю ей всего лучшего. Пауза. Пьер. Послушайте, помните вы наш спор в Петербурге? Помните о... Андрей. Помню. Я говорил, что падшую женщину надо простить, но я не говорю, что я могу простить. Я не могу. Пьер. Разве можно это сравнивать? Андрей. Да, опять просить ее руки, быть великодушным и тому подобное? Да, это очень благородно, но я не способен идти sur les brisees de monsieur {По следам этого господина...} ...Ежели ты хочешь быть моим другом, не говори со мной никогда про эту... про все это. Ну, прощай. Так ты передашь? Пьер уходит. (Один.) Мне не стоит, не стоит унижаться до столкновения с ним. Не стоит. Но я не могу не вызвать его, не могу, как не может голодный человек не броситься на пищу! Ах, Боже мой, Боже мой. И как подумаешь, что и кто - какое ничтожество может быть причиной несчастья людей!.. Дверь тихо открывается. Входит княжна Марья. Марья. Andre, я понимаю, что ты разумеешь того человека, который погубил твое счастье. Andre, об одном я прошу, я умоляю тебя. Не думай, что горе сделали люди. Люди - орудие его (указывает вверх). Ежели тебе кажется, что кто-нибудь виноват перед тобой, забудь это и прости. Мы не имеем права наказывать. И ты поймешь счастье прощать! Андрей (рассмеявшись). Ежели ты уговариваешь меня простить, значит, надо наказать. Наказать! Темно

    СЦЕНА III

    Зал в доме графов Ростовых. Вечер: В окне стоит комета. Наташа выходит к Пьеру. Наташа. Петр Кириллыч, князь Болконский был вам друг. Он и есть вам друг. Он говорил мне тогда, чтобы обратиться к вам. Он теперь здесь; скажите ему, чтобы он... прост... простил меня. Пьер. Да, я скажу ему, но... Наташа. Нет, я знаю, что все кончено. Меня мучает только зло, которое я ему сделала. Скажите только ему, что я прошу его простить, простить меня за все. Пьер. Я все скажу ему, но об одном я прошу вас - считайте меня своим другом и, ежели вам нужна помощь, совет, просто нужно будет излить свою душу кому-нибудь - не теперь, а когда у вас будет ясно в душе, - вспомните обо мне. (Целует ее руку.) Я счастлив буду, ежели в состоянии буду... Наташа. Не говорите со мной так: я не стою этого! (Хочет уйти.) Пьер (удержав ее за руку). Перестаньте, перестаньте, вся жизнь впереди для вас. Наташа. Для меня? Нет! Для меня все пропало! Пьер. Ежели бы я был не я, а красивейший, умнейший и лучший человек в мире и был бы свободен, я бы сию минуту на коленях просил руки и любви вашей. Наташа плачет и уходит из комнаты. Куда? Куда же можно ехать теперь? Неужели в клуб или в гости? Все люди так жалки и бедны в сравнении с тем благодарным взглядом, которым она взглянула на меня. (Подходит к окну.) Комета! Комета! Да, комета... (Уходит.) Чтец (выходя в дом Ростовых). Огромное пространство звездного темного неба открылось глазам Пьера. Почти в середине этого неба над Пречистенским бульваром, окруженная, обсыпанная со всех сторон звездами, но отличаясь от всех близостью к земле, белым светом и длинным, поднятым кверху хвостом, стояла огромная яркая комета 1812 года: та самая комета, которая предвещала, как говорили, всякие ужасы и конец света. Но в Пьере светлая звезда эта с длинным лучистым хвостом не возбуждала никакого страшного чувства. Напротив, Пьер радостно, мокрыми от слез глазами, смотрел на эту светлую звезду, которая как будто, с невыразимой быстротой пролетев неизмеримые пространства по параболической линии, вдруг, как вонзившаяся стрела в землю, влепилась тут в одно избранное ею место на черном небе и остановилась, энергично подняв кверху хвост... Пьеру казалось, что эта звезда вполне отвечала тому, что было в его расцветшей к новой жизни, размягченной и ободренной душе. Темно

    СЦЕНА IV

    В темноте слышен церковный хор. Чтец. В 1812 году силы Западной Европы перешли границы России, и началась война, то есть совершилось противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие. Миллионы людей совершали друг против друга такое бесчисленное количество злодеяний, обманов, измен, воровства, подделок и выпуска фальшивых ассигнаций, грабежей, поджогов и убийств, которого в целые века не соберет летопись всех судов мира и на которые, в этот период времени, люди, совершавшие их, не смотрели как на преступления. Домовая церковь Разумовских. Толпа молящейся знати. Голос I. Сам государь приезжает из армии в Москву. Голос II. Смоленск-то, говорят, сдан. Голос III. Только чудо, о Господи, может спасти Россию! Входят Наташа, Графиня-мать, Ливрейный лакей. Голос I. Это Ростова, та самая... Курагин-то... Голос II. Как похудела, а все-таки хороша. Голос IV за сценой: "Миром Господу помолимся!" Наташа. Миром все вместе, без различия сословий, без вражды, а соединенные братской любовью будем молиться!.. Хор Голос IV: "О ненавидящих нас и врагах наших Господу помолимся!" Это о князе Андрее. Молюсь за то, чтобы Бог простил то зло, которое я ему сделала. Хор. Голос IV: "О ненавидящих нас и врагах наших Господу помолимся". Кто враг? Это Анатоль, сделавший мне зло. Молюсь за него радостно как за врага. Хор. Голос IV: "Сами себя и живот наш Христу-Богу предадим!" Боже мой! Предаю себя твоей воле. Ничего не хочу, не желаю: научи меня, что мне делать! Возьми меня, возьми меня! Хор. Графиня. Боже мой, Боже мой! Помоги моей дочери! Неожиданно наступает тишина. Все становятся на колени. Голос V за сценой: "Господи Боже сил, Боже спасения нашего! Пощади и помилуй нас! Се враг, смущаяй землю твою и хотяй положити вселенную пусту, восста на ны; еже погубите достояние твое, возлюбленную твою Россию! Владыко Господи! Укрепи силою твоею благочестивейшего самодержавнейшего государя нашего Александра Павловича! Порази враги наши и сокруши их под ноги верных твоих вскоре! Ты бо еси помощь и победа уповающих на тя, и тебе славу воссылаем, отцу и сыну и святому духу и ныне и присно и во веки веков". Хор. Аминь! Толпа двинулась в глубь церкви. Наташа (одна). Но я не могу молиться о попрании под ноги врагов своих, когда я за несколько минут перед этим молилась за них! О, ужас перед наказанием людей за их грехи! Это за мои грехи! Боже, прости их всех и меня и дай спокойствие и счастье в жизни! Бог слышит мою молитву! Хор поет громогласно концерт: "Владыко Господи, услыши нас, молящихся тебе!" Темно

    СЦЕНА V

    В темноте затихает хор. Чтец (выходя). С того дня, как Пьер, уезжая от Ростовых и вспоминая благодарный взгляд Наташи, смотрел на комету, стоявшую на небе, и почувствовал, что для него открылось что-то новое, - вечно мучивший его вопрос о тщете и безумности всего земного перестал представляться ему. Этот страшный вопрос: зачем? к чему? - теперь заменился для него не другим вопросом и не ответом на прежний вопрос, а представлением ее. Ну, и пускай такой-то обокрал государство и царя, а государство и царь воздают ему почести; а она вчера улыбнулась мне и просила приехать, и я люблю ее, и никто никогда не узнает этого!.. Хор постепенно сменяется голосом Наташи, которая поет: ...Что и она, рукой прекрасной По арфе золотой бродя, - Своей гармониею страстной Зовет к себе, зовет тебя!.. Сцена представляет зал в доме Ростовых. Наташа поет. Пьер открывает дверь, входит. Наташа. Я хочу попробовать опять петь. Все-таки это занятие. Пьер. И прекрасно. Наташа. Как я рада, что вы приехали. Я нынче так счастлива. Вы знаете, Nicolas получил Георгиевский крест. Я так горда за него. (Пауза.) Граф! Что это, дурно, что я пою? Пьер. Нет... Отчего же... напротив. Но отчего вы меня спрашиваете? Наташа. Я сама не знаю. Но я ничего бы не хотела сделать, что бы вам не нравилось. Я вам верю во всем. Вы не знаете, как вы для меня важны и как много вы для меня сделали. (Пауза. Шепотом.) Он, Болконский... он в России и опять служит командиром егерского полка. (Пауза.) Как вы думаете, простит он меня когда-нибудь? Не будет он иметь против меня злого чувства? Как вы думаете? Пьер. Я думаю... Ему нечего прощать... Ежели бы я был на его месте... Наташа. Да вы - вы, вы - другое дело. Добрее, великодушнее, лучше вас я не знаю человека, и не может быть. Ежели бы вас не было тогда, да и теперь, я не знаю, что бы было со мною, потому что... (Заплакала, потом запела и ушла.) Пьер остался один, задумавшись. Дверь тихонько открывается, входит Петя. Петя. Петр Кириллыч, а Петр Кириллыч?.. Пьер молчит. Петр Кириллыч!.. Пьер. А, ну?.. Петя. Ну что мое дело, Петр Кириллыч, ради Бога. Узнали - примут меня в гусары? Одна надежда на вас. Пьер. Ах, да, твое дело. В гусары-то? Скажу, скажу. Нынче скажу все. Петя убегает. Граф (входя). Ну что, mon cher {Милый.}, ну что, достали манифест? Пьер. Достал. Завтра государь будет... Необычайное дворянское собрание, и, говорят, по десяти с тысячи набор. Да, поздравляю вас. Граф. Да, да, слава Богу. Ну, а из армии что? Пьер. Наши опять отступили. Под Смоленском уже, говорят. Граф. Боже мой, Боже мой! Где же манифест? Пьер. Воззвание? Ах, да... (Хлопает по карманам.) Графиня входит. (Целует ей руку.) Ma parole, je ne sais plus ou je Pai fourre {Ей-богу, не знаю, куда я его дел.}. Гpафиня. Ну, уж вечно растеряет все! Наташа входит. Пьер. Ей-богу, я съезжу, я дома забыл. Непременно. Ах, и кучер уехал!.. Соня за сценой: "Бумага здесь! За подкладкой шляпы". Входит. Граф. Ну, Соня, ты мастерица... Соня разворачивает манифест. Входит Шиншин, здоровается. Ну, mon cher, какие новости?.. Шиншин. К графу Растопчину привели какого-то немца и объявили, что это шампиньон! Но граф велел его отпустить, сказав народу, что это не шампиньон, а просто старый гриб-немец! Граф. Хватают, хватают. Я графине и то говорю, чтобы поменьше говорила по-французски. Теперь не время. Шиншин. А слышали? Князь Голицын русского учителя взял. По-русски учится. Il commence a devenir dangereux de parler francais dans les rues {Становится опасным говорить по-французски на улицах.}! Граф. Ну, что ж, граф Петр Кириллыч, как ополчение-то собирать будут, и вам придется на коня? Пьер (задумчиво). Да, да, на войну. Нет! Какой я воин! А впрочем, все так странно, так странно! Да я и сам не понимаю. Я не знаю, я так далек от военных вкусов, но в теперешние времена никто за себя отвечать не может. Граф. Ну, Соня, ну... Соня (читает). "Первопрестольной столице нашей Москве. Неприятель вошел с великими силами в пределы России. Он идет разорять любимое наше отечество. Мы не умедлим сами стать посреди народа своего в сей столице и в других государства нашего местах для совещания и руководствования всеми нашими ополчениями, как ныне преграждающими пути врагу, так и вновь устроенными на поражение оного везде, где только появится. Да обратится погибель, в которую он мнит низринуть нас, на главу его, и освобожденная от рабства Европа да возвеличит имя России!.." Граф. Вот это так? Только скажи государь, мы всем пожертвуем и ничего не пожалеем! Наташа. Что за прелесть этот папа! (Целует отца.) Шиншин. Вот так патриотка! Наташа. Совсем не патриотка, а просто... вам все смешно, а это совсем не шутка!.. Граф. Какие шутки! Только скажи он слово, мы все пойдем... Мы не немцы какие-нибудь. Пьер. А заметили вы, что сказано "для совещания"? Граф. Ну уж там для чего бы ни было. Дверь открывается, и торжественно появляется Петя. Петя. Ну, теперь, папенька, я решительно скажу, и маменька тоже, как хотите. Я решительно скажу, что вы пустите меня в военную службу, потому что я не могу... вот и все... Графиня (всплеснув руками). Вот и договорился. Граф. Ну, ну. Вот воин еще! Глупости ты оставь: учиться надо! Петя. Это не глупости, папенька. Оболенский Федя моложе меня и тоже идет, а главное, все равно я ничему не могу учиться теперь, когда... когда отечество в опасности! Граф. Полно, полно, глупости... Петя. Да ведь вы сами сказали, что всем пожертвуем. Граф. Петя! Я тебе говорю, замолчи!.. Графиня выходит взволнованная, за ней Соня. Петя. А я вам говорю... Вот и Петр Кириллович скажет. Граф. Я тебе говорю - вздор, еще молоко не обсохло, а в военную службу хочет! Ну, ну, я тебе говорю. (Пьеру и Шиншину.) Пойдемте покурить... Пьер. Нет, я, кажется, домой пойду... Дела... Граф. Ну так до свидания... (Уходит, спасаясь от Пети, в сопровождении Шиншина.) Петя. Федя Оболенский... отечество в опасности. Оболенский Федя... (Уходит и начинает плакать.) Наташа. Отчего вы уезжаете? Отчего вы расстроены? Отчего? Чтец. "Оттого, что я тебя люблю!" - хотел он сказать, но он не сказал этого, до слез покраснел и опустил глаза. Пьер. Оттого, что мне лучше реже бывать у вас... Оттого... нет, просто у меня дела... Наташа. Отчего? Нет, скажите. Пьер молча целует руку и уходит.

    СЦЕНА VI

    Слободской дворец. Толпа дворян в мундирах. Моряк-либерал. Что ж, смоляне предложили ополченцев госуаю. Разве нам смоляне указ. Ежели буародное дворянство Московской губернии найдет нужным. оно может выказать свою преданность государю императору другими средствами. Разве мы забыли ополчение в седьмом году! Только что нажились кутейники да воры-грабители. И что же, разве наши ополченцы составили пользу для государства? Никакой! Только раззорили наши хозяйства! Лучше еще набор, а то вернется к вам ни солдат, ни мужик, и только один разврат. Дворяне не жалеют своего живота, мы сами поголовно пойдем, возьмем еще рекрут, и всем нам только клич кликни госуай - мы все умрем за него! Сенатор (шамкая). Я полагаю, милостивый государь, что мы призваны сюда не для того, чтобы обсуждать, что удобнее для государства в настоящую минуту - набор или ополчение. Мы призваны для того, чтобы отвечать на то воззвание, которым нас удостоил государь император. А судить о том, что удобнее - набор или ополчение, мы представим судить высшей власти! Пьер. Извините меня, ваше превосходительство, хотя я не согласен с господином... que je n'ai pas l'honneur de conaitre {Которого я не имею чести знать.}, но я полагаю, что, прежде чем обсуждать эти вопросы, мы должны спросить у государя, почтительнейше просить его величество коммюникировать нам, сколько у нас войска, в каком положении находятся наши войска и армии, и тогда... Степан Степанович Апраксин (в мундире). Во-первых, доложу вам, что мы не имеем права спрашивать об этом государя, а во-вторых, ежели бы было такое право у российского дворянства, то государь не может нам ответить! Войска движутся сообразно с движениями неприятеля... Нехороший игрок. Да и не время рассуждать, а нужно действовать: война в России! Враг наш идет, чтобы погубить Россию, чтобы поругать могилы наших отцов, чтобы увести жен, детей! Мы - русские и не пожалеем своей крови для защиты веры, престола и отечества. А бредни надо оставить. Мы покажем, как Россия восстает за Россию! Крики: "Вот это так! Это так!" Пьер. Mon tres honorable preopinant... {Мой много уважаемый оппонент.} Глинка. Ад должно отражать адом. Я видел ребенка, улыбающегося при блеске молнии и при раскатах грома, но мы не будем этим ребенком. Апраксин. Да, да, при раскатах грома. Граф. Вот это так! Игрок. При раскатах грома! Пьер. Я сказал только, что нам удобнее было бы... Апраксин. Москва будет искупительницей!.. Глинка. Он враг человечества. Пьер. Позвольте мне говорить!.. Апраксин. Враг человечества! Пьер. Господа! Вы меня давите!! Вдруг тишина. Растопчин. Государь император будет сейчас. Я полагаю, что в том положении, в котором мы находимся, судить много нечего. Государь удостоил собрать нас и купечество. Оттуда польются миллионы, а наше дело выставить ополченцев и не щадить себя. Это меньшее, что мы можем сделать... (Проходит.) Сенатор. Подобно смолянам по десять человек с тысячи и полное обмундирование... Апраксин. И я того же мнения. Игрок. Согласен! Голоса. Согласны! Голос. Государь, государь! Тишина. Александр (войдя). Господа... Государство в опасности, и надежды я возлагаю на московское дворянство... Апраксин. Государь! Государь! Только что состоялось постановление дворянства. Жертвуем по десять человек с тысячи и обмундирование!.. Александр. Господа, никогда я не сомневался в усердии русского дворянства. Но в этот день оно превзошло мои ожидания. Благодарю вас от лица отечества! Господа - будем действовать, время всего дороже!.. Крики: "Государь! Государь!" Александр проходит в соседний зал. Граф. Да всего дороже... царское слово!.. Гул. Апраксин. Граф Мамонов жертвует полк! Крики из зала купечества. Выходит Александр, плача, а с ним рядом идут Растопчин, Откупщик и Голова. Откупщик (плача). И жизнь и имущество возьми, ваше величество! Все устремляются вслед за уходящим Александром. Пьер (Ростопчину). Я отдаю тысячу человек, и их содержание! Граф (один, плачет). Всего дороже... Всего дороже. Дверь открывается, появляется Петя. Воротнички на нем размокли, платье разорвано, бледен, в руках бисквит. (Глянув на Петю, всплескивает руками.) Господи! Откуда ты? Петя. Я был в Кремле... хотел сказать государю, что молодость не может быть препятствием для преданности... но толпа, папенька... неожиданно получил такой удар по ребрам, что в глазах все помутилось... Граф. Да ведь эдак до смерти раздавить можно!.. Как скатерть белый стал!.. (Вопросительно смотрит на бисквит.) Петя. Государь стал кидать бисквиты с балкона. Молчание. Решительно и твердо объявляю, что ежели меня не пустят - убегу. (Крестится.) Убегу! Граф. Сам... сам поеду... сам тебя запишу!.. Темно Конец первого действия
    Действие: 1 2 3 4
    Комментарии
    © 2000- NIV